Психосоматика артрита у взрослых и детей

Глава 7. Артрит. Ревматоидный артрит. Психологические причины артрита

Автор: Evdokimenko · Опубликовано 28.11.2019 · Обновлено 20.03.2020

«Преступление против общества карается тюрьмой.
Преступление против самого себя карается болезнью»
Павел Палей

Артриты (не путать с артрозом), такие как ревматоидный, реактивный, псориатический и некоторые другие, относятся к группе болезней, которые длятся годами, очень плохо поддаются лечению и чрезвычайно изматывают больного.

Мало того, что при большинстве артритов происходит воспаление суставов, сопровождающееся их припуханием, покраснением и сильными болями, не проходящими даже в покое (а иногда и усиливающимися по ночам). Но самое главное — изменения, происходящие в организме при некоторых артритах, отрицательно влияют не только на сами суставы, они часто дают осложнения на внутренние органы: сердце, печень, почки, желудок, легкие и др. Такие осложнения могут в ряде случаев даже представлять достаточно серьезную угрозу для жизни больного.

Большинство разновидностей артритов, и, в частности, ревматоидный артрит, относятся к аутоиммунным заболеваниям. То есть независимо от «стартовых обстоятельств», спровоцировавших начало болезни, при ревматоидном артрите всегда происходит сбой иммунной системы.

В результате этого сбоя иммунные клетки-лимфоциты, которые должны распознавать и уничтожать вторгшихся в организм чужаков (бактерии, вирусы и т. д.), по каким-то причинам «сбиваются с курса» и воспринимают как врагов клетки своего же родного организма. Они атакуют собственные суставы так, словно распознали в клетках суставов чужеродных агентов (в частности, они выделяют особые вещества — медиаторы воспаления, которые проникают в атакуемый сустав и вызывают гибель многих его клеток). Причем продолжают делать это годами — даже тогда, когда никакого чужеродного материала в суставах нет.

Все это весьма напоминает времена сталинских репрессий, когда органы госбезопасности, вместо уничтожения вражеских агентов и шпионов, объявляли врагами народа своих же безвинных сограждан и уничтожали их в немыслимых количествах. То же самое в рамках организма проделывают иммунные клетки человека, больного ревматоидным артритом, в отношении клеток родных суставов.

Причины, по которым защитные клетки начинают вдруг расценивать как чужаков клетки родного им организма, могут быть различными. Иногда аутоиммунную агрессию может спровоцировать какое-то инфекционное заболевание или скрытая вялотекущая инфекция. Скажем, примерно в 40% случаев этой болезни предшествует острое респираторное заболевание (ОРЗ), грипп, ангина или обострение хронических инфекционных заболеваний. Как показали последние исследования, после перенесенных инфекций внутри больных суставов могут оставаться отдельные микробы или вирусы, а чаще — их частички, на которые и реагируют так агрессивно рецепторы иммунных клеток.

Изредка начало заболевания провоцируется травмой либо сильным переохлаждением — длительным или разовым.

Но гораздо чаще артрит развивается в результате сильного эмоционального потрясения или на фоне тяжелого стресса. Как минимум у половины моих пациентов болезнь начиналась после болезненных ударов судьбы: увольнения с работы, развода, потери близких и т. д., особенно если этим ударам судьбы предшествовали какие-либо многолетние изматывающие переживания.

Или если потрясения накладываются на определенные особенности характера.

Большинство клиницистов уже давно в той или иной степени признали роль эмоций в развитии артрита. Еще в первой половине ХХ в. американские исследователи А. Джонсон, Л. Шапиро и Ф. Александер в ходе многочисленных исследований выявили особенности характера, наиболее часто встречающиеся у «артритических» больных. По наблюдению этих исследователей, наибольший риск заболеть ревматоидным артритом существует у женщин (мужчины, как известно, болеют в 4—5 раз реже), у которых хотя бы один из родителей был слишком требовательным и чересчур строгим. В результате, считают американские исследователи, многолетнее родительское давление со временем приводит к изменению характера, появлению привычки глубоко прятать свои эмоции и маскировать свое раздражение. Из вышесказанного вытекает ключевая особенность характера, которая, по мнению американских исследователей, повышает риск заболеть артритом — излишняя эмоциональная сдержанность, привычка всегда держать свои переживания под контролем и скрывать негативные эмоции под маской подчеркнутой дружелюбности.

Возможно, в выводах американских ученых есть какое-то рациональное зерно. Но нам с вами все же понятно, что отнюдь не каждый сдержанный человек, выросший под влиянием строгих родителей, заболеет артритом. Иначе им болела бы как минимум половина населения России. И даже на фоне тяжелого стресса артритом заболевает далеко не каждый. Видимо, для возникновения артрита, помимо стресса, необходим еще какой-то дополнительный триггерный механизм (то есть некое пусковое звено).

По моим наблюдениям, роль такой «пусковой кнопки» часто играет длительно сдерживаемый гнев, чувство вины и ненависть к себе за реальные или мнимые проступки, и особенно сильная (либо затяжная) обида, возникающая на фоне хронических огорчений.

Причем не так уж важно, на кого обиделся или разозлился человек, имеющий предрасположенность к артриту — на родителей, супруга, детей, друзей или даже просто «на жизнь». Если присутствуют достаточно сильные негативные эмоции, то автоматически происходит ответная реакция со стороны гормональной системы организма, выделяются стрессовые гормоны, и повышается вероятность ответной аутоиммунной реакции организма (вроде иммунной атаки против своих же суставов). И прекратить эту атаку удастся только в том случае, если человек сможет избавиться своей обиды и сумеет полностью «отпустить» ее.

В Финляндии, в университете г. Турку, проводились клинические исследования под руководством профессора психиатрии Р. Раймона. Сто женщин, болеющих ревматоидным артритом, разделили на 2 примерно равные группы. В первую группу включили женщин, у которых развитию артрита предшествовали какие-то серьезные проблемы, семейные неурядицы или неприятности на работе. Многие из этих женщин на момент исследования находились в состоянии тревоги, хронической печали или депрессии. Во вторую группу (ее, к слову, оказалось гораздо труднее набрать) включили женщин, у которых накануне заболевания не было особых психотравмирующих ситуаций. Большая часть этих женщин (из второй группы) заболели после перенесенного гриппа или ОРЗ, либо вследствие переохлаждения.

Обе группы женщин наблюдали в течение нескольких лет, после чего обнаружились интересные обстоятельства. Выяснилось, что у пациенток первой, «эмоционально-проблемной» группы болезнь прогрессировала гораздо быстрее, симптомы нарастали стремительно, а лекарства таким больным помогали гораздо хуже, чем пациенткам второй группы. Мало того, если в жизни этих женщин продолжали происходить какие-то неприятности, или если они по-прежнему находились в хронически-подавленном состоянии, многие лекарства вызывали у них непереносимость или «выдавали» побочные эффекты. Причем в таких случаях часто не помогала даже смена лекарств — новые препараты тоже нередко вызывали побочные реакции. Что любопытно, у женщин второй, «беспроблемной» группы, таких сложностей с лекарствами практически не было. И в целом у них артрит прогрессировал очень медленно, протекал гораздо легче, практически без осложнений. А у половины женщин из этой группы наступало выздоровление или стойкая ремиссия.

Читайте также:  Менингит у детей до года

История болезни из практики доктора Евдокименко. Несколько лет назад ко мне на прием пришла женщина по имени Динара, 44-х лет. Выложив передо мной кипу анализов, в которых явно читался сверхактивный воспалительный процесс, Динара пожаловалась мне на сильнейшие боли в суставах пальцев рук и ног, их опухание и отечность. Интенсивность болевых ощущений женщина сравнила с зубной болью и рассказала, что из-за боли не спит уже две недели.

Изучив анализы и осмотрев пациентку, я был вынужден поставить Динаре весьма неприятный диагноз: ревматоидный артрит. Для нас обоих этот диагноз явился в какой-то мере неожиданностью. Дело в том, что ранее Динара на протяжении нескольких лет изредка приходила ко мне подлечивать спину. И никаких предпосылок для возможного развития артрита у нее не наблюдалось.

Из дальнейшей беседы выяснилось, что артрит начал развиваться у женщины недавно, примерно месяц назад. Боли поначалу были терпимыми, но затем болезнь резко обострилась, и болевой синдром усилился до крайности. Само собой, я тут же поинтересовался у Динары, какие события имели место в ее жизни последнее время, что предшествовало заболеванию и его обострению. Динара рассказала мне, что незадолго до начала болезни ее смертельно обидела дочь.

Как выяснилось из очень эмоционального рассказа Динары, она сама родилась и выросла в строгой патриархальной семье татар, где никогда не допускали даже мысли, что женщина может выйти замуж за мужчину иной веры и национальности. И когда дочь Динары объявила родным, что собирается выйти замуж за украинца, вся семья была в шоке. Но больше остальных на дочь почему-то обиделась Динара. Возможно, к обиде у Динары примешивалось материнское чувство вины за воспитание «такой непутевой дочери».

Во время нашей беседы я постарался объяснить Динаре, что воспаление ее суставов могло стать следствием сильных негативных эмоций в отношении дочери и, в первую очередь, следствием обиды. Такая идея показалась женщине странной и сомнительной. Но поскольку своих мыслей о том, почему она заболела, у Динары не было, женщине пришлось отчасти согласиться с моей теорией.

— И что же мне теперь делать? — спросила она.

— Простить дочь, — последовал очевидный ответ.

— Я не могу, она меня очень обидела, — упорствовала Динара.

— Чем? Замужество вашей дочери — ее личное дело. А любовь слепа и часто оказывается выше семейных традиций.

— Нет, я не могу ее простить. Я в свое время тоже была влюблена, и мой любимый не был татарином, — нехотя призналась женщина. — Но я не пошла против семейных устоев.

— А ваша дочь пошла. И кто из вас прав, рассудит только Бог или Аллах. Но сейчас-то «сгорают» от обиды ваши суставы, а не дочкины. Сколько лет вы готовы страдать от боли во имя ваших семейных идеалов?

— Сколько лет? Вы хотите сказать, что вы мне не поможете? То есть боли в суставах не пройдут? — Динара была ошарашена.

— Вообще-то ревматоидный артрит относится к числу неизлечимых заболеваний, но исключения очень даже возможны. Однако чтобы вылечиться, вам придется сделать чудо, которое будет завесить только от вас и ни от кого другого. Вам придется перешагнуть через свои установки и искренне простить дочь. А я подскажу, что еще можно сделать и помогу с медикаментозной терапией.

— Я не знаю, доктор. Мне трудно принять и оправдать для себя поступок дочери. Но ваши слова я обязательно приму к сведению, — Динара покинула мой кабинет в задумчивости, но, как казалось, не переубежденная. А я в тот момент с грустью отметил для себя, что поменять «установки» Динары нам, видимо, не удастся.

Впрочем, скоро выяснилось, что я ошибся. Наша беседа посеяла какие-то семена, а довершила дело очередная «порция» сильнейших ночных болей. Промучившись от боли еще неделю, Динара вновь пришла ко мне на прием. От ее безаппеляционности не осталось и следа. За прошедшие дни она даже постаралась помириться с дочерью, хотя в душе (что было важнее) не смогла простить дочь до конца. Но Динара была готова решить и эту проблему, а потому пришла ко мне за советом. Я с удовольствием поделился с пациенткой своими скромными знаниями и научил ее медитации прощения.

Дальнейшие события, произошедшие с Динарой, меня поразили и вдохновили. Я в жизни видел разные чудеса, но чтобы ревматоидный артрит проходил так быстро.

Возможно, конечно, что мы просто попали в точку с подбором медикаментозной терапии или сказался малый срок болезни (обычно ревматоидные больные попадают ко мне спустя несколько лет от начала заболевания), но уже через две недели активной терапии и медитативной работы суставы Динары пришли в норму. От их воспаления не осталось и следа, опухание и отечность исчезли полностью. Чуть позже нормализовались показатели анализа крови. Понаблюдав за состоянием Дианы еще несколько месяцев, я убедился, что проблема решена. Рецидивов болезни не было. По поводу суставов Динара ко мне больше не обращалась.

Видео:
Необычные способы снятия стресса — специально для женщин.

История болезни из практики доктора Евдокименко.

Тамара Олеговна несколько лет страдала от изматывающих болей в суставах кистей рук и стоп. Проводимое в рамках районной поликлиники лечение женщине практически не помогало. Тогда, прочитав мою книгу «Боль в руках. Пособие для больных», и по книге поставив себе диагноз ревматоидного артрита, Тамара Олеговна обратилась ко мне за помощью.

Во время первичного осмотра, изучив анализы и рентгеновские снимки пациентки, я был вынужден подтвердить ее не самый «веселый» диагноз. И после подбора медикаментозной терапии посчитал необходимым побеседовать с Тамарой Олеговной на предмет эмоциональных причин выявленной болезни.

Из беседы выяснилось, что болезнь Тамары Олеговны, по-видимому, была спровоцирована двумя обстоятельствами. Во-первых, в ней действительно жила сильная затаенная обида — на мужа. С точки зрения Тамары Олеговны, он неправильно воспитывал детей и был к ним излишне строг.

Читайте также:  Галавит для детей

Тем не менее, будучи в глубине души явно не согласной с мужем и даже внутренне возмущаясь его методами воспитания, Тамара Олеговна никогда не высказывала свое отношение к действиям мужа вслух. То есть, он даже не догадывался, что жена периодически «кипит» от возмущения. А у нее, между тем, после внутренних эмоциональных эксцессов каждый раз наступало обострение болезни.

Вторым провоцирующим болезнь обстоятельством для Тамары Олеговны стало общение с подругой детства.

Та, видимо, уже с ранних лет была «энергетическим вампиром». А с годами это ее свойство многократно усилилось. Ежедневно «вампирша» выливала на Тамару Олеговну поток негативной информации, жалуясь на все — друзей, детей, мужа, погоду и свои болячки — и добивалась от Тамары Олеговны сочувствия. А Тамара Олеговна, «терпеливая деликатная душа», сочувствовала. И каждый раз, после переживаний за подругу, падала без сил. Зато та после общения с Тамарой Олеговной, по рассказу пациентки, буквально расцветала и чувствовала себя великолепно. Как сказала сама Тамара Олеговна: «Я после нашего с ней общения болею, а у нее словно крылья вырастают. И не болеет никогда — наверное, потому, что все свои эмоции сливает на меня».

Радовало то, что Тамара Олеговна уже сама начала догадываться о психологических истоках своей болезни. Остальное было, как говорится, делом техники.

Для начала мне удалось убедить Тамару Олеговну по-возможности мягко объясниться с мужем. Правда, мягко не получилось. Муж воспринял разговор весьма агрессивно, и в результате получился скандал. Тем не менее, впервые за многие годы Тамара Олеговна высказалась, выговорилась, после чего ей стало лучше даже физически. Объяснившись с мужем, она смогла, очевидно, скинуть часть внутреннего напряжения.

С подругой, как ни странно, получилось сложнее. Я советовал Тамаре Олеговне из чувства самосохранения избегать в общении с подругой излишнего сопереживания, «сочувствия». Но подруга, как истинный энергетический вампир, чутко уловила момент, когда Тамара Олеговна стала от нее внутренне отгораживаться и отключаться. Она усилила натиск и смогла-таки найти у Тамары Олеговны болевые точки, сумев пробить ее эмоциональную защиту. После чего у моей пациентки, естественно, случилось обострение болезни.

К счастью, эта ситуация послужила для Тамары Олеговны хорошим уроком. Как следует все взвесив, она решила вообще отказаться от общения с такой псевдоподругой. И хотя после прекращения отношений Тамаре Олеговне пришлось пройти и через чувство вины, и через своеобразную психологическую ломку, ее физическое состояние в конечном итоге пошло на поправку.

Таким образом, перестав быть донором для энерговампира, научившись отстаивать свои интересы и, главное, «выговаривать» свои переживания, Тамара Олеговна вылечилась от болезни, которую «ортодоксальные» врачи считают практически неизлечимой.

Книга «Причина твоей болезни», опубликована в 2003 году.
Отредактирована в 2012г. Все права защищены.

Психосоматика ревматоидного артрита (причины и как справиться)

Медицина говорит о том, что артрит – это аутоиммунное заболевание. Так организм защищается от больного сустава «съеданием» хрящей. Но мы как психологи видим, что заболевание имеет и психологические причины. Поэтому в этой статье расскажем, почему возникает психосоматика ревматоидного артрита?

Начнем по порядку. Чтобы разобраться во всем.

У нас в организме есть клетки фагоциты, которые защищают организм от того, что ему мешает.

При воспалении сустав начинает отекать, в суставе нарушается микроциркуляция. Фагоциты двигаются в него, «съедают» воспалительные клетки, а потом и хрящи.

Человек лечится, и если ничего не помогает – сустав меняют на протез.

У женщин первые симптомы проявляются после 30 лет. Именно женщины болеют в пять раз чаще, чем мужчины.

В этой статье будем говорить именно о женщинах (хотя у мужчин болезнь формируется так же, но с некоторыми поправками).

Психологические причины ревматоидного артрита

Стартом болезни всегда служит базовый конфликт, который происходит в родительской семье.

В чем он состоит?

Ребенок воспитывается у строгих родителей.

Один из родителей, как правило мать, доминирует над вторым (отцом). Отец обычно является мягким человеком.

Мать эмоционально холодная и агрессивная, контролирующая. Ребенок ее боится, но при этом сильно зависит от нее. В то же время он питает к ней злобу (гнев) на ее холодность и агрессивность, но не может ее выразить (взбунтоваться), так как боится.

Бунт, который он подавляет в своей душе, является основой агрессивных импульсов. Формируется внутренняя установка неприятия своей женской природы.

Такие девочки начинают конкурировать с мальчиками. Перенимают мужские установки. В детстве ведут себя, как сорванцы, много двигаются на свежем воздухе и выбирают соревновательные игры и виды спорта.

А в последствии выбирают в мужья мягких мужчин.

Когда такие девочки сами становятся матерями, ситуация повторяется, и они ведут себя со своими детьми точно так же.

Подавленная в детстве и застрявшая внутри агрессия переносится на мужа и детей. Много требуют от детей, придираются, но, в тоже время, сильно опекают и заботятся.

С одной стороны, они являются гиперопекающими, жертвенными, услужливыми матерями и женами, а с другой стороны через эту жертвенность и гиперопеку доминируют над всей семьей и контролируют ее.

Получается такая смесь из авторитарности и мазохистической жертвенности, услужливости.

Так формируется психосоматика ревматоидного артрита у женщин. Схема следующая:

  • гиперопекающее, контролирующее поведение матери в детстве;
  • бунт, гнев, агрессия против такого влияния матери;
  • тревога (вдруг взбунтуюсь, и тем самым отвергну и без того холодную мать еще больше; к тому же я от нее сильно завишу);
  • подавление гнева, бунта, агрессии;
  • выражение своего бунта и агрессии вне дома в соревновательных видах игр и спорта (это период детства и подростковый возраст);
  • возникновение сильного контроля и подавления своих агрессивных импульсов;
  • возникновение нового способа выражения внутренней агрессии путем сочетания служения семье, принесения себя в жертву и одновременного контроля и доминирования (на более взрослых этапах жизни);
  • неприятие своей женской сущности и женской роли (в этой роли трудно быть первой; внутренний протест на такое положение вещей);
  • прерывание привычки жертвования собой и одновременное доминирование над семьей (или другими людьми);
  • увеличение тонуса в мышцах (выражение агрессии и других чувств всем своим телом);
  • артрит.

Какие ситуации провоцируют появление ревматоидного артрита

Конечно, у всех разворачиваются различные события в жизни. Но наиболее частыми являются:

— Причины, связанные с мужчиной (мужем).

Читайте также:  Доктор Комаровский о родах

Например, когда муж изменил; когда муж бросил и без него пришло чувство незащищенности; когда мужчина на которого была надежда, разочаровал; если муж изначально был мягким, податливым, а потом стал самоуверенным и меньше стал обращать внимания.

Особо заострим внимание на разочаровании своим мужчиной. Разочарование всегда связано с ожиданиями, а они, в свою очередь, являются проблемой самой женщины, а не мужа. Потому что «наожидать» можно все, что угодно, и вторая половина никогда этого не выполнит.

Так у девушек возникают неконструктивные обиды (на то,что не сделано), манипуляции — именно это и называют впоследствии «трудный характер».

Все это связано с незрелостью, инфантильностью, желанием сбросить с себя ответственность и переложить ее на чужие плечи, да еще и указать, как муж все это «должен» исполнять.

Всегда в этих случаях наши клиентки знакомятся с собственным эгоизмом, что является серьезным шагом на пути к выздоровлению.

— События в жизни, из-за которых на поверхность всплывают «дремавшие» в психике чувства враждебности и вины.

Например, в детстве, когда рождается младший брат (или сестра), появляется чувство соперничества (которое порождает враждебность). Чувство вины активизируется, когда нет возможности пожертвовать собой или услужить.

— Переживания на почве сексуального характера.

Когда женщина не желает принимать на себя навязанную женскую роль (ей нравится быть похожей на мужчину, конкурировать с ним, быть первой в отношениях).

Сама болезнь имеет стадии ремиссии и рецидивов. И, если проследить, то эти стадии по времени совпадают с возникновением сложных жизненных ситуаций или стрессов.

Следовательно, сутью артрита являются постоянные агрессивные импульсы, «застрявшие» в душе. И это вызывает хроническое повышенное напряжение мышц.

Как прорабатывается психосоматика ревматоидного артрита

Что делать и как можно себе помочь?

Первое, что мы посоветуем, — это научиться релаксации, чтобы снять напряжения с мышц тела.

Вам может помочь медитация. Это один из самых действенных способов.

Второе — заняться глубокой проработкой причин заболевания, описанных в статье. Самое большее внимание — обратить на работу с гневом и агрессией.

Так как здесь задействованы детско-родительские отношения, то самому разобраться с ними, разглядеть психотравмы и переработать их, очень сложно. Поэтому характер у таких клиентов обычно становится труднее и труднее.

Третье — если сами не справляетесь, — обратитесь за помощью к психологу или психотерапевту.

Грамотный специалист знает, как прорабатывается психосоматика ревматоидного артрита, обязательно почитайте отзывы о психосоматике от других клиентов.

Как справиться с психосоматикой быстрее

Посмотрите видео от нашего психолога с опытом более 20 лет Ольги Копыловой. В нем она рассказывает, как формируется психосоматика:

Важны два момента: попасть в точную причину и правильно подобрать психологические техники. Если разбить всю работу по этапам, то целесообразнее идти таким путем:

  1. определить исходную ситуацию,
  2. конкретизировать корневую эмоцию (гнев, вина, стыд, горе — у каждого свое),
  3. подобрать подходящие психологические техники,
  4. проконтролировать правильность их выполнения,
  5. скорректировать эмоцию (выработать новые реакции на провокации).

Причем первый шаг по поиску причины вы можете сделать уже сегодня. Для этого пройдите наш тест:

Пример: можно долго читать про запор — что это ментальные блоки, нелюбовь к себе. Но в 95% случаев он появляется в состоянии выбора, в подвешенном состоянии. Если у вас при этом есть базовое недоверие и тревожность, запор перерастает в хронический и обостряется в период выбора.

Следовательно, ситуации с выбором никогда не закончатся, но отношение к ним можно изменить психотерапевтическими способами.

Что делает большинство?

Изучают теорию, но улучшения не добиваются.

Дело в том, что самостоятельная работа со своим бессознательным требует большой подготовки.

Нужен ли специалист?

С ним просто будет быстрее. Самостоятельно справиться можно, но получается у единиц и за длительное время.

В нашей практике сроки варьировались от 1 консультации до года. Самые распространенные случаи — это:

  • головная боль,
  • ЖКТ (например, синдром раздраженного кишечника),
  • гинекологические и мочеполовые проблемы (различные циститы и уретриты),
  • легкие (к примеру, бронхиты),
  • различные аллергии,
  • детские болезни через родителей и другие.

Узнать о работе вместе с нами можно здесь. Тем более, что психосоматика ревматоидного артрита вполне поддается коррекции, что ведет к выздоровлению от неприятных ощущений. Здоровья вам и психологического комфорта.

Ваш комментарий Отменить ответ

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.

Ювенильный ревматоидный (идиопатический ) артрит

Обычно, артрит, проявляющийся болями, припухлостью, нарушением подвижности суставов – удел взрослых людей. Однако бывает, что на боль в коленных, локтевых суставах, в кистях рук или в стопах жалуется ребенок, тогда это тревожный сигнал: возможно, у ребенка развивается ревматоидный артрит, серьезное системное заболевание.

Ювенильный ревматоидный (идиопатический) артрит – что это за болезнь?

Ювенильный ревматоидный артрит (или Ювенильный идиопатический артрит- название, которое было принято международной лигой против ревматических заболеваний) – это отдельное заболевание, которое отличается от ревматоидного артрита взрослых как клиническими, так и лабораторными особенностями.

Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) это системное мультифакторное заболевание: причина его до сих пор неизвестна, однако часто провоцирующим фактором является инфекция, которая, по- видимому, вызывает нарушение иммунной системы организма. Определенную роль играет наследственная предрасположенность: известно, что в тех семьях, где имеются случаи ревматических заболеваний, у детей чаще развивается ювенильный идиопатический артрит.

Ювенильный ревматоидный артрит имеет аутоиммунную природу: в ходе заболевания организм начинает «иммунную атаку» на собственную соединительную ткань. Поражаются преимущественно суставы.

Но поражение суставов – не единственное клиническое проявление ювенильного ревматоидного артрита. Заболевание очень многогранное, с разными проявлениями. Иногда поражаются глаза, вплоть до полной слепоты. При системной форме, когда в процесс вовлекаются внутренние органы, у ребенка развиваются такие симптомы, как сыпь, длительная лихорадка, а суставы при этом могут быть поражены слабо.

Как у ребенка можно заподозрить ревматоидный артрит?

Болезнь может появиться после респираторной инфекции, травмы, вследствие пережитого тяжелого стресса, изредка – после неправильно проведенной вакцинации. В ряде случаев провоцирующих факторов выявить не удается.

Если ребенок жалуется на боль в суставах (или только в одном суставе), и эта боль не проходит в течение 1-2 недель, – это повод обратиться к врачу-ревматологу.

Как диагностируется ревматоидный артрит?

К счастью, достижением последних лет стала быстрая диагностика системных заболеваний. Еще десять лет тому назад ребенок вынужден был обойти много врачей, и диагноз устанавливался уже тогда, когда состояние пациента становится достаточно тяжелым.

Читайте также:  Чем и как можно снять зуд при ветрянке?

Сейчас, чтобы установить диагноз, требуется консультация специалиста – ревматолога и ряд исследований. Как правило требуется от месяца до полутора, чтобы установить ювенильный ревматоидный артрит, в таком случае диагноз считается поставленным своевременно.

При суставной форме ревматоидный артрит устанавливается по клинической картине: если в течение 2-3 недель у ребенка сохраняется боль, отечность, ограничение подвижности в суставах, скорее всего, у него ювенильный ревматоидный артрит.

При системной форме у ребенка наблюдаются симптомы, которые свойственны целому ряду заболеваний, сопровождающихся высокой лихорадкой. Поэтому, как правило, диагноз устанавливается методом исключения, с использованием лабораторных и инструментальных методов в условиях стационара.

Иногда у ребенка развивается кратковременный артрит, чаще после перенесенной вирусной инфекции (послевирусный артрит)– как осложнение после перенесенной инфекции. В этом случае, заболевание несет меньшую угрозу здоровью ребенка и проходит значительно быстрее: за несколько дней, за неделю. С послевирусным артритом, как правило, может справиться ваш участковый педиатр.

Еще одно частое заболевание, сопровождающееся воспалением суставов – это реактивный артрит, который развивается на фоне перенесенной кишечной или урогенитальной инфекции (иерсиниоз, дизентерия, сальмонеллез, хламидиоз.) Для выявления реактивного артрита требуется исследование на маркеры этих инфекций. Лечение с использованием антибиотиков позволит прервать это заболевание.

Иногда, из-за неясности симптомов, участковые педиатры при жалобе на суставы направляют ребенка к ортопеду, хирургу, физиотерапевту. К несчастью, подобная тактика только отнимает у пациента драгоценное время, и назначаемая терапия может только ухудшить его состояние. Важно, чтобы ребенка также как можно скорее посмотрел врач-ревматолог.

Когда ревматоидный артрит лечится в стационаре?

Ребенку показано лечиться в стационаре в одном из трех случаев:

1. У него подозрение на ювенильный ревматоидный артрит, требуется установить диагноз и подобрать терапию;

2. С целью контроля эффективности и безопасности терапии 1 раз в 6-12 месяцев;

3. Для проведения внутривенного лечения высокотехнологичными генно-инженерными биологическими препаратами.

При ревматоидном артрите целесообразна госпитализация, так как необходимо:

Исключить другие опасные заболевания. Иногда при системной форме ревматоидный артрит схож по симптомам с такими тяжелыми заболеваниями, как лейкоз, туберкулез. Наша задача – исключить эти тяжелые заболевания. Для этого проводится полноценное обследование.

Уточнить диагноз. Для этого ребенку придется сдать ряд анализов: кровь на маркеры активности заболевания, ревмапробы, с-реактивный белок, антинуклеарный фактор.

Оценить степень поражений. При суставной форме, в стационаре ребенку быстро сделают УЗИ, рентгенологическое исследование, при необходимости МРТ суставов, в зависимости от формы заболевания.

Обеспечить постоянное наблюдение за состоянием ребенка. Иногда при ревматоидном артрите состояние ребенка очень тяжелое, возникает угроза для его жизни. В такой ситуации необходимо, чтобы 24 часа в сутки рядом с ребенком находился врач, который следит за всеми изменениями его состояния.

Как долго будет проходить лечение?

Как правило, это заболевание требует длительного лечения. Мы используем, как и во всем мире, многоступенчатый метод: начинаем с простой и щадящей терапии, если она не помогает – переходим на следующую ступень, и так до тех пор, пока лечение не даст должного результата.

ЮРА- заболевание аутоиммунное. То есть, иммунная система организма перестает отличать некоторые собственные ткани организма от чужеродных, и начинает против них иммунную агрессию. Задача лечения – подавить эту агрессию.

На первом этапе – используются нестероидные противовоспалительные препараты, хорошо известные не только специалистам ревматологам – ибупрофен, диклофенак , мелоксикам и другие. Эта терапия, как правило проводится на этапе диагностического поиска и при обострении болевого синдрома. Ее назначение – уменьшение боли и других проявлений воспаления. Важно помнить что эти препараты не останавливают развитие заболевания и не предотвращают разрушение суставов, поэтому при ее неэффективности в течение 2-3 месяцев назначаются базисные препараты.

На втором этапе – назначаются базисные препараты – метотрексат или, значительно реже, другие иммуносупессивные препараты- сандиммун неорал, лефлуномид. Метотрексат является «золотым стандартом лечения ЮИА» и наиболее широко используется во всем мире для лечения ЮРА. При относительно нетяжелом течении заболевания и определенных клинических особенностях может быть использован препарат сульфасалазин.

На третьем этапе; при неэффективности метотрексата назначается генно- инженерная биологическая терапия – это препараты, блокирующие главные провоспалительные вещества, лежащие в основе развития заболевания. Терапия очень дорогостоящая и требующая постоянного контроля.

Несколько лет назад практически все аутоиммунные заболевания лечили при помощи гормональной терапии. Сейчас гормоны для лечения ЮРА используют намного реже и способами, позволяющими избежать влияния на развитие организма: при внутривенном и внутрисуставном введении, гормоны выводятся из организма в течение нескольких часов. Длительно и в виде перорально приема гормоны назначаются в исключительных случаях, при угрозе жизни.

Лечение от ревматоидного артрита – дорогостоящее?

Для пациента – нет. У большинства пациентов все лечение проводится в рамках полиса ОМС, пациенты получают все необходимые препараты. В случае тяжелых вариантов заболевания пациенты получают терапию высоких технологий – генно-инженерные препараты, которыми государство также обеспечивает бесплатно.

Можно ли полностью вылечиться от ревматоидного артрита?

Ювенильный ревматоидный артрит – это хроническое заболевание. Однако современная терапия позволяет достичь ремиссии, когда, получая препараты жизнь ребенка не будет ничем ограничена, примерно в трети случаев , при раннем начале современного лечения –есть шанс достигнуть даже безлекарственной ремиссии (то есть, ребенок будет жить полноценной жизнью, не принимая постоянно какие-либо препараты).

Обычно, если в течение двух лет после наступления ремиссии симптомы болезни не возвращается, мы постепенно отменяем поддерживающую терапию. В настоящий момент до 95% детей, у которых диагностирован ревматоидный артрит, избегают инвалидизации (еще 12-15 лет назад не становились инвалидами всего 40% детей).

При благоприятном исходе, после достижения ремиссии заболевания дети смогут танцевать, заниматься спортом и вести полноценный образ жизни. При этом не исключено, что во взрослом состоянии ревматоидный артрит снова даст о себе знать, изменить форму и проявление – поэтому стоит быть внимательными к своему здоровью.

ВЫ можете нам позвонить:
8 (8452) 98-84-68
и
+7-967-500-8468
или

ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ СООТНОШЕНИЙ ПРИ РЕВМАТОИДНОМ АРТРИТЕ

Лас Е.А. (Москва)

Лас Екатерина Андреевна
– младший научный сотрудник отдела по изучению пограничной психической патологии и психосоматических расстройств Научного Центра Психического Здоровья РАМН, Москва.
E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Читайте также:  Беродуал при ларингите у детей

Аннотация. Данная статья представляет собой обзор современных отечественных и зарубежных клинико-психологических исследований в области изучения ревматоидного артрита. Первая часть обзора посвящена этиопатогенезу ревматоидного артрита как психосоматического заболевания и влиянию психологических факторов на течение ревматоидного артрита. Во второй части обзора рассматриваются аспекты внутренней картины болезни при ревматоидном артрите, которые оказывают влияние на качество жизни и комплаэнтность больного.
Ключевые слова: ревматоидный артрит, психосоматическое заболевание, внутренняя картина болезни.

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

Введение. Характеристика РА. РА как психосоматическое заболевание.
Ревматоидный артрит (РА) – наиболее распространенное тяжелое хроническое воспалительное заболевание суставов, постоянными симптомами которого являются постоянные мучительные боли, деформация, деструкция и нарушение функции пораженных суставов (Андрианова И.А., 2007), что значительно ухудшает качество жизни (КЖ) пациентов (Амирджанова В.Н., 2008) и приводят к их социальной дезадаптации (Андрианова И.А., 2006). Непредсказуемость и изменчивость течения РА заставляет ревматологов признавать этиологию этого заболевания неизвестной или гипотетической (Lee D.M., 2001). Исследователями традиционно обсуждаются два аспекта РА – психосоматический (в аспекте этиопатогенеза) и соматопсихический (в аспекте последствий и осложнений РА) (Pieringer W., 1978), однако в последние годы возрастает осознание многофакторной природы заболевания, и появляются сложные междисциплинарные исследования, в которых сотрудничают различные специалисты (Young L.D., 1992).
1. Психологические механизмы симптомообразования при РА. Исследования психологических факторов в возникновении и течении РА.
Основываясь на клинических наблюдениях, исследователи-психоаналитики высказали предположение о том, что психологические черты, специфические для больных РА, могут быть причиной заболевания РА или его экзацербаций (Alexander F., 1968; McFarlance A.C., 1987). В 1935 г. была сделана первая попытка описания специфической «ревматоидной» личности (Dunbar F., 1935). Считалось, что такой личности свойственны самоограничительные тенденции, конформизм, консерватизм, морализм, высокая требовательность и взыскательность, чрезмерная конкретность и ригидность мышления, отсутствие фантазии, повышенная потребность в физической работе. Содержание бессознательного конфликта больных РА сводится к попыткам удержать сильные враждебные бессознательные импульсы, к страху выразить враждебность или агрессивно действовать, что приводит к эмоциональной ригидности и неспособности проявлять чувство злости, это стимулирует возникновение трудностей в общении со значимыми близкими людьми (Alexander F.,1950).
Отмечались и тенденции к продолжению больными активности, несмотря на нарастающие ограничения подвижности в суставах, их сдержанность, стремление к совершенству как результат неспособности выразить гнев и вызов; низкая самооценка и чувство социальной несостоятельности (некомпетентности), беспомощности («артритная» беспомощность); алекситимия в виде ограничения спонтанного проявления эмоций в конфликтных ситуациях (особенно злости, ярости и гнева), подавление, сдерживание и контролирование чувств; компульсивность, склонность женщин с РА к мужскому протесту (подавлению своей тенденции к мягкости усилением моторной напряжённости и мышечными действиями), сближающаяся с поведением типа А (Moos R.H., 1964; Gardiner B.M., 1980, Kiviniemi P., 1977; Levitan H.L., 1981; Poulsen A., 1991).
Имеется точка зрения, согласно которой противоречивость описания пациентов с РА связано с тем, что для них характерна психологическая динамика от усиления к ослаблению гиперкомпенсаторных защит, и констелляция наблюдаемых черт исходит из одного и того же психодинамического конфликта (Кочюнас Р., 1983).
Однако, исследования, изучающие гипотезу специфической артритной личности, не смогли выявить постоянный тип преморбидной личности. Это предполагало гипотезу, что больные РА имеют определенные неспецифические личностные черты, которые и делают их уязвимыми к болезни, такие, как повышенный нейротизм, тревожность, психическая неустойчивость (Губачев Ю.М., 1981; Rogers M.P., 1982) или черты, присущие любой другой психосоматической личности (Engel G.L., 1955; Polley H.F., 1970).
Arnott (Arnott W.M., 1954) писал относительно психологических факторов в развитии РА, что данная гипотеза не имеет какой-либо достоверной научной базы. Сомнения, высказанные еще в 1954 году, прежде всего, о первопричинах болезни остаются и до настоящего времени (Brown S.C., 2002).
Имеют место также психосоматические исследования, в которых не ставится задача ответить на вопрос об этиопатогенезе ревматоидного артрита как психосоматического заболевания, однако осуществляется попытка проследить взаимосвязи и выявить возможные психологические и психосоциальные факторы, могущие вносить вклад в течение РА. В исследовании Kirmayer L.J. выявлены особенности эмоциональной регуляции женщин с РА: для них характерно отсутствие способности выражения эмоций, скованность внутренней эмоциональной жизни, своеобразная статическая тревожность (Kirmayer L.J., 1996).
Поскольку течение РА моделируется не только биомедицинскими, но также поведенческими и социальными факторами (Summers M.N., 1988), то фокус исследований со временем передвинулся на определение психологических переменных, которые оказывают влияние на клиническое течение и на симптомы РА (Young L.D., 1992), в частности, на уязвимость к стрессу.
Нарушенная система физиологического стрессового ответа – один из важных патогенетических факторов PA (Prete С., 2001) и наиболее часто упоминаемая больными причина обострения их заболевания (Affleck G., 1987). Некоторые исследователи считают, что психологические стрессовые факторы и некоторые личностные особенности могут способствовать как наступлению, так и обострениям заболевания (Baker G.H., 1982; Latman N.S., 1996; Marcenaro M. et al, 1999).
Другой ряд работ в области стресса при РА подчеркивает патогенное значение блокированной экспрессии аффекта (Volhardt B.R., 1989). Меньшая экспрессия чувств у больных РА ассоциировалась с высокой частотой госпитализаций (M. Scharloo, 1999). В исследованиях алекситимии (трудности в вербальной экспрессии эмоций) как фактора, влияющего на симптомообразование при РА называются разные данные о распространенности алекситимии в популяции больных РА – от 27,5% (A. Fernandez, 1989) до 66% высокоалекситимичных субьектов (Ананьев В.А., 2003). Алекситимический конструкт связывает восприимчивость к заболеваниям с продолжительными состояниями эмоционального возбуждения, но, скорее, подчеркивая не интрапсихические конфликты – генераторы эмоционального возбуждения, а дефицит в когнитивной обработке эмоций, которые остаются недифференцированными и плохо регулируются (Taylor G.J., 1991). Пациентки, страдающие РА, значимо чаще здоровых отмечают трудности в идентификации, различении и вербализации чувств, а их мышление направлено, скорее, на конкретные детали происходящего, обыденно и экстернально ориентировано (Кремлёва О.В., 2006). Клинические наблюдения, полученные в процессе психотерапии больных РА, указывают на значительные затруднения этих пациентов при визуализации представлений, а также обедненность сновидений и воображения в целом (Кремлёва О.В., 2006).
Особое место занимают комплексные психонейроиммунологические исследования роли стресса в механизме этиопатогенеза РА. Начиная с 90-х появляются исследования, связывающие иммунные процессы с психологическими факторами, в особенности открытие прямых путей между иммунной, эндокринной и нервной тканями (Ader R., 1990; Daruna G.H., 1990, Kjeldsen-Kragh J., 1996), теории, интегрирующие психосоматические связи от клеток нервной системы до гуморальных систем (Ader R., 2000; Weiner H., 1981), поспособствовали возобновлению интереса к психогенной этиологии РА (Ananth J., 1989; MacFarlance A.C., 1990; Young L.D., 1992), что поддерживается данными о взаимосвязи нервной системы и патофизиологии при РА (Kjeldsen-Kragh J., 1996), в частности, роли нейропептидов в патофизиологии РА и доказательства нейроэндокринной модуляции экспрессии болезни при РА (O’Connor T.M., 2000; Hirano D., 2001). Во время стресса энкефалины модулируют воздействие стероидных гормонов на иммунную систему, а синтез соединительной ткани и коллагена модулируются несколькими гормонами, выделение которых регулируется эмоциональной системой (Кискер К.П., 1999). Эти факты позволяют выстроить связь психического стресса с нарушением в функционировании эндокринной системы, иммунных процессов при РА (Сигидин Я.А., 1990).
В рамках этих исследований предполагается, что под обобщающим диагнозом ревматоидный артрит скрываются гетерогенные формы заболевания, в том числе и психосоматически разные формы РА. Так, Vollhardt B.R. и соавторы (1986) среди пациентов с РА выделили 3 подгруппы: подгруппа с серопозитивным ревматоидным фактором, серонегативная подгруппа и смешанная подгруппа с неревматическим артритом. Оказалось, что подгруппа с серопозитивным ревматоидным артритом продемонстрировала наиболее приближенные к норме психометрические данные.
Таким образом, в настоящее время нет четкого мнения о том, является ли РА психосоматическим заболеванием в классическом смысле этого понятия. Одни авторы (Alexander F., 1950) относят РА к психосоматическим заболеваниям, наряду с бронхиальной астмой, гипертонической болезнью, язвенным колитом, пептической язвой, нейродермитом и тиреотоксикозом; другие (Ruger U., 1994) предполагают, что психологические факторы играют определенную роль в развитии РА, не относя это заболевание к психосоматической патологии в строгом смысле этого термина. Есть авторы, которые рассматривают некоторые случаи РА как вариант соматизированных депрессий (Мосолов С.Н., 1999).
2. РА как источник психосоциальной дезадаптации: от снижения качества жизни до психопатологических последствий.
Иным важным психологическим аспектом изучения РА является формирование внутренней картины болезни, реакции личности на болезнь, способы совладания и используемые копинги, которые неизбежно влияют на качество жизни больного. Значительной проблемой при РА становится ухудшение качества жизни пациентов из-за болей, скованности и деформации суставов с утратой профессиональных навыков и ограничением самообслуживания (Савельева M.И., 1995).
В работах Коршунова Н.И. и соавторов (Коршунов Н.И., 1979, Коршунов Н.И., 1985; Зайцева Т.В., Багирова Г.Г., 2000) показано, что качество жизни (КЖ) при РА существенно зависит как от биологических факторов – интенсивности боли, степени нарушения: функции опорно-двигательного аппарата, стадии болезни, так и факторов социальных – уровня образования и социального положения. КЖ больных с тяжелым течением РА было достоверно ниже, чем у больных с легким и среднетяжелым течением РА.
Исследователи отмечают взаимонаправленное влияние выраженности болевых ощущений и эмоционально-личностных особенностей при РА. Особо отметим данные о том, что интенсивный болевой синдром связан не только с интенсивностью воспалительного процесса или выраженностью структурных изменений (Савельева М.И., 1995). Уровень субъективного восприятия боли у больных РА определяется в большей степени не особенностями течения заболевания, а психологическими факторами (со снижением стрессоустойчивости, ростом уровня раздражительности, импульсивности, эмоциональной напряженности) (Крыжановская Н.С., 2000). V.G. Sinclair в качестве психологических предикторов таких болей выделил пессимизм, пассивное болевое поведение и состояние беспомощности из-за артрита (Sinclair V.G., 2001).
Более того, отмечается наличие вторичной выгоды от хронического заболевания. Пациенты с болевым синдромом не умеют отстаивать свои потребности, избегают таких ситуаций и используют свои симптомы для привлечения внимания и заботы окружающих, а также (прикрывая враждебность) – для того, чтобы заставить близких испытывать вину (Blackwell B., 1989).
РА связан со многими негативными жизненными изменениями, включая неопределенность течения заболевания и причин обострений. Данный фактор является непредсказуемым, пациент не в состоянии как-либо контролировать его, что поддерживает у некоторых пациентов с РА чувство потери контроля. L.A. Bradley предполагает, что модель наученной беспомощности является уместной и в контексте РА (Bradley L.A., 1985). Наученная беспомощность («learned helplessness») относится к убеждению пациента в том, что невозможно эффективное разрешение ситуации в смысле устранения или уменьшения источника стресса. В работах доказывается, что уровень артритной беспомощности обратно коррелирует с комплаэнтностью пациентов (Stein M.J., 1988; Young L.D., 1992).
Наиболее часто используемыми больными РА копинг-стратегиями называют оптимистические и конфронтационные (Mahat G., 1997), пассивные, стратегии преуменьшения стрессовой ситуации, больший самоконтроль и меньший контроль ситуации (V. Gunther, 1991), а наиболее редкими – проблемно-сфокусированные (Morgan С., 1987). Более пассивный копинг сочетался с большей функциональной недостаточностью; копинг посредством поиска социальной поддержки был значимо связан с лучшим функционированием в болезни (Scharloo M., 1999). В то же время, с артритной болью коррелировали артритная беспомощность, когнитивные искажения (катастрофизация боли), копинг-механизмы с упрощенной переработкой информации, повышенное отрицание и ипохондрия, щадящее ограничение привычного режима, стойкие нарушения сна (Крыжановская Н.С., 2000; Affleck G., 1999; Macejova Z., 1999; Shifren K., 1999; Цивилько М.А., 1990; Keefe F.J., 1989; Lankveld W. van, 2000).
Хроническое и тяжелое течение РА и ранняя потеря трудоспособности у больных является причиной проявления психопатологических проблем (Коршунов Н.И., 1997, Мосолов С.Н., 1999, Савельева М.И., 1995, Крыжановская Н.С., 1998). При сопоставлении психологических параметров пациентов с РА, имевших различную данность заболевания, удалось выяснить, что существенные различия в личностных характеристиках больных с начальными проявлениями РА и здоровых лиц, как правило, отсутствуют, а прогрессирование симптомов заболевания приводит к появлению психопатологических симптомов (Crown J.M. et al., 1973). У больных РА с помощью Визуально-Аналоговой Шкалы установлены значимые корреляции между выраженностью депрессивных изменений и числом болезненных суставов, а также между выраженностью депрессивных изменений и суставной болью. Частота тревожных реакций растет при увеличении утренней скованности, числа припухших и болезненных суставов; выраженности суставной боли (Симонова Я.О., 2009).
Имеются данные о том, что с возрастанием рентгенологической стадии РА показатели депрессии достоверно увеличиваются, а выраженность тревоги, наоборот, ослабевает. Рост длительности заболевания сопровождался достоверным увеличением средних значений показателей астении и депрессии. Проведенный корреляционный анализ свидетельствует о наличии прямой умеренной связи между показателями астении, депрессии и длительностью заболевания (Грехов Р.А., 2010).
По мере прогрессирования заболевания, на смену адекватным механизмам психологической адаптации (реалистическое отношение к себе и своему заболеванию), которые отмечаются при I степени функциональной недостаточности, приходят менее адекватные: стремление привлечь внимание окружающих к своим проблемам (Крыжановская Н.С., 1998). Характер и динамика этих изменений говорят о необходимости своевременного проведения психотерапии, что позволит улучшить функциональную способность больных, тем самым повышая их качество жизни (Rimon P.A., 1974).
Особенности комплаенса пациентов с РА обуславливаются ориентацией на внутренние критерии оценки действительности, неудовлетворенностью, враждебным отношением к окружающим, неверием в успех. Больные часто испытывают неудовлетворенность проводимым лечением, могут прекратить его в тех случаях, когда врач воспринимается как недостаточно внимательный. Эти качества, наличие собственной концепции заболевания и скептицизм в отношении эффективности врачебных мероприятий весьма затрудняют терапию (Симонова Я.О., 2009; Савельева М.И., 1994).
Согласно исследованиям на основе теста, выявляющего тип отношения к болезни, «ЛОБИ», больные РА с адекватными типами реагирования на болезнь, особенно гармоническим и эргопатическим, более реалистичны и склонны к сотрудничеству с врачом, а сенсибилизированное отношение к болезни при РА (сенситивный, эгоцентрический, парананойяльный и дисфорический типы) сопровождалось дезадаптивным и манипулятивным поведением, нарушением социального функционирования, паранойяльными концепциями причин заболевания, что, несомненно, затрудняло контакт врача с больным и лечение (Вуколова Н.В., 1997; Коршунов Н.И., 1988; Савельева М.И., 1994).
Часто при оценке клинико-психологических последствий РА не учитывается, каковы личностные особенности человека, заболевающего РА, хотя на протяжении многих десятилетий постулируются особые личностные черты этих пациентов, влияющие на течение болезни. Как отмечает Речкина, жалобы пациентов и субъективное описание своего состояния становятся частью их анамнеза и клинической картины (Речкина Е.В., 2006).
Заключение. Комплексный подход к реабилитации пациентов с РА с учётом их личностных особенностей.
Согласно клиническим рекомендациям Ассоциации ревматологов России (под ред. Насонова Е.Л., 2005), в лечении РА следует использовать междисциплинарный подход, основанный на применении фармакологических и нефармакологических методов, привлечение специалистов других медицинских специальностей (в том числе психологов) (Vliet Vlieland T.P., 1997). Walker и соавторы (Walker J.S., 2004) отмечают, что в практической медицине имеется противоречие, заключающееся в декларациях и реалиях: клиницисты придерживаются в основном биомедицинской модели, хотя и признают важность психосоциальных факторов, но на практике их игнорируют.
Таким образом, психологические факторы вносят свой вклад в течение РА согласно подавляющему большинству исследователей в этой области. По-прежнему не угасает интерес к исследованию личностных особенностей пациентов с РА, исследованию соотношения болезни и характера. Среди отечественных исследований преобладают научные работы врачей-интернистов или врачей-психиатров, в которых психологические шкалы используются как дополнительные. Учение о внутренней картине болезни, развитое отечественными клиницистами, психологами и нейрофизиологами (Лурия Р.А., 1977, Николаева В.В., 1987, Смирнов В.М., 1983) является серьезной теоретической базой для обоснования комплексного подхода к реабилитации пациентов с РА с включением методов психического воздействия.

  • Назад
  • Вперед
Читайте также:  Психосоматика онкологических заболеваний у взрослых и детей

© 2021 Медицинский центр “ООО “Практическая ревматология”

Что такое психосоматика и как это лечить?

Все болезни от нервов? Можно ли заболеть из-за «плохих» эмоций? Что такое психосоматическое расстройство? На эти и многие другие вопросы журнала «Челленджер» отвечает кандидат медицинских наук, врач-кардиолог высшей категории, доцент кафедры факультетской терапии лечебного факультета ФГАОУ ВО Первый МГМУ имени И. М. Сеченова Антон Родионов.

— В 80—90-е годы прошлого века у нас в институте (Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова. — Прим. ред.) работал очень известный психолог профессор Ю. М.Орлов. Ему принадлежала теория «саногенного мышления». Её смысл сводился к тому, что если мыслить правильно, культивировать хорошие эмоции и бороться с плохими, то можно предотвратить множество заболеваний. Надо признать, что для неокрепших умов юных медиков его теория выглядела весьма убедительно…

Могут ли эмоции влиять на здоровье? Определённо да. Быть причиной — нет. Негативные эмоции активизируют симпатическую нервную систему, что, в свою очередь, приводит к повышению артериального давления, увеличению частоты пульса и спазму сосудов. Всем известны истории, когда на фоне, например, испуга или гнева у людей случались инфаркты и инсульты. Повторю: эмоция в этом случае не причина заболевания, а лишь провоцирующий фактор, триггер.

В отдельных случаях негативная эмоция, конечно, может стать и причиной заболевания. Например, если со злости ударить кулаком по стене, можно сломать руку. Вот вам вполне отчётливая причинно-следственная связь. Кстати, не надо забывать и о существовании обратной взаимосвязи. Нередко причиной негативных эмоций становятся хронические телесные страдания. Вспомните Бабу-ягу с костяной ногой — возможно, она была бы очень милой старушкой, если бы не хроническая боль в тазобедренном суставе…

«Все болезни от нервов» — это миф?

Это даже не миф, это просто старая студенческая шутка. Полная цитата звучит так: «Все болезни — от нервов, и только пять — от любви» (имеется в виду пять классических венерических болезней). Впрочем, хронический стресс — действительно доказанный фактор риска развития как минимум сердечно-сосудистых заболеваний. Несколько лет назад при помощи позитронно-эмиссионной томографии (высокоточного исследования, позволяющего изучать обменные процессы в различных тканях) учёные выявили механизмы, трансформирующие стресс в хроническое воспаление, которое, в свою очередь, служит ключевым механизмом развития атеросклероза.

Читайте также:  Санорин для детей: инструкция по применению

— Однако повторяю снова и снова: стресс не причина болезней, а один из факторов риска, который работает лишь сообща с другими факторами, прежде всего генетическими.

Психосоматическое расстройства: каковы причины и механизмы их возникновения?

Психосоматические заболевания — это группа болезней, которые проявляются телесными страданиями (то есть симптомами заболеваний внутренних органов), но их основная причина всё же кроется в неполадках со стороны нервной системы. К ним относят целый спектр желудочно-кишечных расстройств (функциональная желудочная диспепсия и синдром раздражённого кишечника), фибромиалгию (специфический болевой синдром в проекции суставов), гипервентиляционный синдром (ощущение нехватки кислорода и потребность в частом дыхании) и много чего ещё.

То, как связаны между собой психические страдания и соматические симптомы, поясню на примере самой распространённой жалобы, с которой пациенты приходят к кардиологу — ощущения учащённого сердцебиения. Тахикардия (частый пульс) в норме возникает, когда надо отреагировать на внешний раздражитель, например убежать от опасности. В этой ситуации мышцам нужно больше крови, следовательно, сердце должно увеличить частоту сокращений. Но когда опасность проходит, пульс нормализуется. Пациент с невротическим расстройством внешне спокоен, за ним никто не гонится, ему никого не нужно догонять, но головной мозг даёт сигнал: «Ты в опасности, убегай!» В результате активируется симпатическая нервная система, повышается давление и учащается пульс. Пациент чувствует себя плохо… В этом случае лечить тахикардию как отдельный симптом по меньшей мере нелепо — надо лечить само невротическое заболевание, причём лечить таких пациентов должен не кардиолог, а психиатр или психотерапевт.

Что касается детской психосоматики, расскажу ещё одну историю. Недавно на приём пришла молодая женщина. Она выглядела очень встревоженной и всё время пыталась меня расспросить о здоровье своего мужа, хотя, по моим представлениям, её муж вполне мог сам прийти на приём. В разговоре выяснилось, что муж (много работающий и хорошо зарабатывающий человек) дома постоянно кричит на жену и ребёнка, при этом ещё успешно манипулирует своим повышенным давлением, но лечиться не хочет. В конце нашей встречи женщина спросила, нет ли у меня на примете хорошего невролога, специалиста по детским тикам… Стоит продолжать рассказ? По-моему, не надо быть доктором Хаусом, чтобы понять простую вещь: большинство преходящих неврологических и невротических симптомов у детей — это проблема с родителями.

Читайте также:  Спрей "Гексорал" для детей

Что такое «чикагская семёрка» и насколько актуальна такая классификация в наши дни?

Классификации психосоматических расстройств мне не очень нужны в повседневной работе, да и про «чикагскую семёрку» я впервые узнал благодаря этому вопросу. Прочитал и ужаснулся. Неужели в XXI веке кто-то всерьёз может рассматривать их как «болезни неотреагированных эмоций»! Перечислю эти семь заболеваний с указанием их истинных причин:

  1. Артериальная гипертензия — заболевание, в основе которого лежит генетическая предрасположенность, реализуемая десятком дополнительных факторов (курение, избыточный вес, злоупотребление солью, гиподинамия, повышение уровня сахара и холестерина и так далее). Стресс — лишь один из факторов риска, но далеко не основной.
  2. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки — заболевание, причина которого прекрасно изучена ещё в конце XX века. Это микроорганизм по имени Helicobacter Pylori. Да, описаны острые «стрессовые» язвы, но это совсем другая история.
  3. Воспалительные заболевания кишечника (неспецифический язвенный колит и болезнь Крона) — группа воспалительных аутоиммунных заболеваний с генетической предрасположенностью.
  4. Нейродермит (атопический дерматит) — заболевание, имеющее генетическую предрасположенность. Стрессовый фактор лишь в некоторых случаях может быть причиной обострения.
  5. Бронхиальная астма — хроническое воспалительное заболевание с чёткой генетической предрасположенностью. Иногда стресс может способствовать обострению, а иногда и наоборот — стимуляция симпатической нервной системы приводит к расширению бронхов.
  6. Тиротоксикоз (гиперфункция щитовидной железы) — классическое аутоиммунное заболевание, в основе которого лежит выработка антител к тканям щитовидной железы. Здесь горе-психологи вообще путают причину и следствие. Тиротоксикоз очень сильно меняет характер человека — он становится плаксивым, вспыльчивым, нервным. После излечения тиротоксикоза психические проявления полностью уходят.
  7. Ревматоидный артрит — болезнь с неизвестной природой (обсуждается связь генетических и инфекционный факторов). Однако стресс тут точно ни при чём.

Болезнь Паркинсона возникает из-за стремления к контролю? Аденоиды у детей появляются, когда они чувствуют, что родители их не любят?

Приведённые примеры — плод неуёмного воображения диванных психологов. У обеих болезней есть гораздо более понятные причинные факторы, хотя и не до конца изученные. А вот психосоматические заболевания желудочно-кишечного тракта (функциональная диспепсия, синдром раздражённого кишечника) действительно характерны для людей мнительных, тревожных и неуверенных в себе. В древности даже существовала поговорка: любой невропат — колопат (colon — лат. «толстая кишка»).

Ипохондрия — это тоже психосоматика?

Строго говоря, «ипохондрическое расстройство» — это не психосоматика, это чистая «психика», то есть настоящее тревожное невротическое расстройство, в рамках которого пациент бесконечно ищет у себя соматические заболевания и цепляется к самым безобидным симптомам. Моя почта переполнена письмами от ипохондриков, которые, обнаружив у себя несколько десятков экстрасистол (внеочередных сокращений сердца), тут же интересуются, какова теперь у них вероятность внезапной смерти.

Как происходит диагностика психосоматических расстройств?

Пациенты с психосоматическими расстройствами могут посещать врачей любой специальности. У кого-то болезни проявляются немотивированной одышкой и сердцебиением, у кого-то тошнотой, рвотой и поносом, а у некоторых — болевыми синдромами.

— Главный диагностический критерий — обследование, зачастую неоднократное — не позволяет обнаружить никаких признаков органического заболевания. Именно этот факт должен навести на мысль о необходимости консультации с психиатром или психотерапевтом.

Основа диагностики — беседа с пациентом. Уже только на основании того, как пациент излагает жалобы, можно задуматься о наличии психосоматических расстройств. Если врач располагает достаточным временем для выяснения обстоятельств, связанных с началом или обострением заболевания, если найдёт аккуратные слова для выяснения психотравмирующих ситуаций, то картина болезни начнёт вырисовываться. Как я уже сказал, диссоциация между жалобами и отсутствием органической патологии — важный аргумент в пользу «психосоматики». Конечно, разумный объём дообследования всегда необходим, но он не должен быть избыточным.

Приведу в пример одно из классических психосоматических заболеваний — синдром раздражённого кишечника (СРК). В России считают, что для установки диагноза нужно обязательно сделать колоноскопию — непростое и недешёвое эндоскопическое обследование толстого кишечника. Во всём мире считают иначе. Если длительные симптомы кишечного дискомфорта (поносы или запоры, вздутие живота и так далее) не сопровождаются наличием так называемых «красных флагов» (снижение веса, кровь в кале, воспалительные изменения в анализах крови, поздний возраст начала болезни и наличие онкологических заболеваний у близких родственников), то мучить пациента такой непростой процедурой, как колоноскопия, смысла нет — диагноз СРК весьма вероятен.
Сколько лет проходит от обращения пациента с психосоматическим расстройством до постановки ему корректного диагноза? Бывает по-разному. Мне кажется, что если правильно построить общение с пациентом, то это совсем не сложно. Но мы этому хорошо обучены. Дело в том, что наш ныне покойный учитель, бывший директор клиники факультетской терапии Первого меда (ныне Сеченовский университет) профессор В. И. Маколкин большое внимание уделял изучению психосоматической патологии, в результате чего на базе клиники был фактически создан небольшой психосоматический центр. Сотрудники клиники довольно хорошо ориентируются в патологии такого рода, кроме того, нас поддерживает команда из нескольких психиатров.
Иногда случается, что от начала заболевания до получения профессиональной помощи проходят годы. Сложно сказать, с чем это связано. Скорее всего, с тем, что коллеги «не видят» психосоматику или же стесняются отправить пациентов к психиатру, опасаясь, что пациенты их неправильно поймут.

Как лечить психосоматику?

Всё зависит от ситуации; понятие «психосоматические расстройства» слишком широкое. В лёгких случаях специфическое лечение вообще не требуется, достаточно детальной беседы врача с пациентом и разъяснения сути происходящего. Дело в том, что порой пациента тревожат не столько сами симптомы, сколько неизвестность и подозрение на серьёзные органические заболевания. Если объяснить, что за «ощущением неполного вдоха» или «покалываниями в сердце» не стоят органические болезни сердца и лёгких, многих пациентов это вполне удовлетворит.

Читайте также:  Ушные капли с антибиотиком

В отдельных случаях врач-интернист (терапевт, кардиолог, гастроэнтеролог и другие) самостоятельно может назначить психотропную терапию, если он умеет, конечно, это делать. Скажем, квалифицированный гастроэнтеролог вполне может и должен сам назначать антидепрессанты пациентам с функциональными заболеваниями желудочно-кишечного тракта, не прибегая к помощи психиатров. Зачем антидепрессанты гастроэнтерологическим пациентам? Они нужны для того, чтобы разорвать патологическую связь между сигналами в головном мозге и симптомами со стороны желудочно-кишечного тракта. Кстати, антидепрессанты давно уже перестали быть специфическими препаратами для лечения депрессии. Их с успехом применяют и в терапии некоторых болевых синдромов.

Если интернист чувствует, что пациенту нужна серьёзная комбинированная терапия, то лучше подключить к лечению психиатра, так как психофармакология довольно сложна и арсенал препаратов многообразен. Желательно консультироваться не просто с психиатром из районного диспансера, а со специалистом, который имеет опыт работы именно с психосоматическими пациентами.

Психотерапия (то есть лечение в разговорном жанре) может быть весьма полезна многим пациентам с психосоматическими расстройствами. Есть только два минуса: это дорого и долго. Противопоказание к психотерапии — симптомы «большого» психического заболевания (бредовые расстройства, галлюцинации), впрочем, это уже выходит за рамки темы «психосоматика».

А вот что пациенту точно не нужно — это видимость лечения с использованием пустышек: витаминов, «общеукрепляющих», «метаболических», «сосудистых» препаратов и так далее.

Могут ли психосоматические заболевания со временем трансформироваться в соматические патологии?

Маловероятно. Вернёмся в начало. Факторами риска они могут быть, причиной — нет. То есть гипервентиляционный синдром не превратится в астму, СРК не станет язвенным колитом, фибромиалгия не трансформируется в ревматоидный артрит. Важно только понимать, что с возрастом увеличивается риск настоящих соматических заболеваний. Нужно только не пропустить их начало.

Что такое психогигиена и чем она может помочь?

  • ограничивайте негативный информационный поток. Не позволяйте телевизору работать в фоновом режиме. Лучше включайте музыку или любимые фильмы в записи;
  • отделяйте рабочее от домашнего. Заведите два телефонных номера — для домашних и для служебных разговоров, отключайте рабочий мобильник дома, в выходные и в отпуске;
  • вспомните о самом тяжёлом событии в вашей жизни. Может, всё остальное не стоит того, чтобы сходить с ума?
  • лучший способ избавиться от накопившейся усталости и раздражения — физическая активность.

И последнее. Если чувствуете, что что-то в жизни идёт совсем не так и самостоятельно выкарабкаться не получается, не стесняйтесь обращаться к специалистам в области психиатрии и психотерапии. Современная психиатрия ушла далеко вперёд по сравнению с классическим представлением о ней в фильме «Полёт над гнездом кукушки».

Если вы хотите грамотно использовать все возможности современной медицины, а также не стать жертвой сомнительного лечения и избыточной диагностики, книги из курса «Академии доктора Родионова» — вам в помощь. Все авторы серии не только практикующие врачи и специалисты, но и наши постоянные эксперты (за что им огромное спасибо).

Артрит у детей

Описание заболевания

Артрит сопровождается болевым синдромом в пораженных частях тела и опасен своими осложнениями. В ряде случаев заболевание ведет к развитию деформаций в суставах или образованию контрактур. В будущем это может снижать трудоспособность пациента и становиться причиной инвалидизации.

Согласно статистике, 1 ребенок из 1000 страдает от артрита. Мальчики сталкиваются с поражением суставов в 2-3 раза реже девочек. Патология может возникать у детей от 0 до 18 лет. Однако чаще всего страдают пациенты в возрасте до возраста 5-6 лет.

Независимо от своего происхождения артриты способны запускать аутоиммунные процессы в организме, которые характеризуются системностью. Патогенетические звенья заболевания помимо суставов начинает поражать кожу, мышцы и внутренние органы.

Виды артритов у детей:

  • Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА). Аутоиммунное заболевание, которое часто становится причиной деформации суставов и последующего снижения трудоспособности во взрослом возрасте.
  • Ревматический артрит. Болезнь является следствием негативного воздействия стрептококков. Кроме суставов, в патологический процесс часто вовлекается сердечно-сосудистая система.
  • Ювенильный анкилозирующий спондилоартрит. Более редкая форма артритов, сопровождающаяся поражением позвоночника с постепенным развитием его деформации.
  • Реактивные артриты. Группа патологий, которые характеризуются поражением суставов на фоне жизнедеятельности бактерий и вирусов, размножающихся преимущественно в желудочно-кишечном тракте или мочевыделительной системе пациента.

Болезнь может протекать остро или хронически. Задача родителей и врачей состоит в своевременном выявлении патологии и предотвращении ее перехода в латентное состояние. такой подход снижает риск развития осложнений.

Симптомы артрита детей

Основным симптомом всех видов артритов является боль в пораженном суставе. Ее характеристика может отличаться в зависимости от причины возникновения болезни и индивидуальных особенностей организма.

Однако каждое заболевание имеет свои особенности, заключающиеся в излюбленной локализации, интенсивности боли, наличии деформации суставов и т.д. В таблице приведена дифференциальная диагностика суставного синдрома при разных артритах. Это поможет родителям сориентироваться в разнообразии симптоматики и, ничего не упустив, вовремя обратиться к детскому ревматологу.

Характеристика / Болезнь ЮРА Ревматический артрит Ювенильный анкилозирующий спондилоартрит Реактивный артрит
Локализация Мелкие суставы (кисть, стопа) Большие суставы (плечевой, локтевой, коленный) Суставы ног с вовлечением в процесс спины Колени, стопы
Интенсивность Выраженная Выраженная Умеренная Выраженная
Особенности Симметрическое поражение, утренняя скованность больше 30 минут Асимметрическое поражение, мигрирующий характер боли Снижение подвижности позвоночника Сочетание с воспалением конъюнктивы, половых органов, асимметрическое поражение
Деформации суставов Деформации по типу «лебединой шеи», «ласт моржа» Образование деформаций не характерно Окостенение суставов позвоночника с потерей подвижности Деформации образуются крайне редко

Кроме суставного синдрома, разные артриты могут сопровождаться и другими признаками:

  • классические симптомы воспаления – покраснение, отек, снижение функциональной активности, повышение локальной температуры кожи над очагом поражения;
  • лихорадка до 38-39оС;
  • мышечная боль;
  • утренняя скованность – необходимость разрабатывать пораженные суставы после пробуждения;
  • увеличение в размерах близлежащих лимфатических узлов.

Снижение функции суставов может проявляться хромотой, невозможностью удерживать ручку, карандаш, выполнять бытовые действия.

Причины артрита у детей

Мнение эксперта

Диагностика артрита у детей

Установление диагноза артрита начинается еще на этапе первичной консультации. Врач оценивает общее состояние ребенка и детализирует жалобы, проводит осмотр и оценивает функциональную активность пораженных суставов.

Читайте также:  Ушные капли с антибиотиком

Для установления причины заболевания ревматолог назначает лабораторные и инструментальные методы обследования:

  • Общий и биохимический анализ крови. Оценивается выраженность воспалительного процесса в организме.
  • Анализ крови на специфические маркеры воспаления – антистрептолизин О, фибриноген, С-реактивный белок.
  • Анализ крови на HLA-B27. Этот маркер указывает на анкилозирующий спондилоартрит.
  • Анализ крови на цитруллинированный виментин (MCV) – маркер ревматоидного артрита.
  • УЗИ пораженных суставов. Врач оценивает объем синовиальной жидкости, размеры полости сустава, состояние поверхностей хрящей.
  • Рентгенография пораженных суставов. Это исследование необходимо для оценки степени поражения костной ткани.
  • МРТ суставов. Показано в трудных клинических случаях.

Еще одним эффективным методом диагностики является артроскопия. Это инвазивная эндоскопическая процедура, которая предусматривает введение в полость сустава тонкого зонда с видеокамерой на конце. С его помощью врач осматривает патологический участок изнутри. Главным минусом такой процедуры является ее инвазивность. Поэтому артроскопия назначается в последнюю очередь, когда неинвазивные методы обследования не могут помочь в установлении объективного диагноза.

При выявлении симптомов поражения других органов и систем ребенка осматривают смежные специалисты – кардиолог, ортопед, инфекционист, офтальмолог.

Лечение артрита у детей

Консервативное лечение

Независимо от типа артрита консервативная терапия направлена на решение следующих задач:

  • Устранение боли и воспаления в пораженных суставах.
  • Выведение из организма продуктов жизнедеятельности микроорганизмов, ставших причиной болезни.
  • Оптимизация функции иммунной системы.
  • Восстановление функции пораженного сустава.
  • Предотвращение развития контрактур и деформаций.

Достичь этих целей с помощью одних лишь медикаментов не всегда возможно. Поэтому ревматологи используют комплексный подход, включающий следующие компоненты:

  • Противовоспалительные препараты. Они включают как обычные нестероидные противовоспалительные средства, так и гормоны. Иногда пациентам назначаются препараты «тяжелой артиллерии» – цитостатики. Однако в педиатрии их стараются избегать из-за побочных эффектов.
  • Физиотерапия. Упор делается на локальные противовоспалительные и восстанавливающие процедуры – УВЧ, магнитотерапия, ультразвук.
  • Массаж и ЛФК.
  • Бальнеотерапия, отдых в курортных зонах.

Комплексное влияние на пораженные суставы в частности и организм в целом способствуют активации внутренних защитных механизмов и, следовательно, более быстрое восстановление суставов. При своевременном обращении к врачу удается справиться с болезнью и предотвратить развитие осложнений.

Хирургическое лечение

Профилактика артрита у детей

Профилактика артритов предполагает устранение провоцирующих факторов. Конечно, изменить собственную ДНК никто пока не может. Однако можно вовремя лечить ангину, избегать контактов с больными ОРВИ людьми, рационализировать физические нагрузки, избегая непосильного перенапряжения.

При наличии в семье родственников, страдающих артритом, рекомендуется хотя бы раз в год посещать ревматолога и сдавать базовый набор анализов для выявления доклинических изменений. Это позволит вовремя начать терапию, если будет диагностирована патология.

Псориатический артрит как психосоматическое заболевание Текст научной статьи по специальности « Науки о здоровье»

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Лыткина К.А., Зянгиров Р.Р.

Текст научной работы на тему «Псориатический артрит как психосоматическое заболевание»

К.А. Лыткина1, Р.Р. Зянгиров2

1 — ГБУЗ «ГКБ № 4 ДЗМ», Москва, Россия

2 — ГБУЗ «ГП № 195», Москва, Россия

КАК ПСИХОСОМАТИЧЕСКОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ

K.A. Lytkina, R.R. Zyangirov

1 — GBUZ «GKB № 4 DZM», Moscow, Russia

2 — GBUZ «GP № 195», Moscow, Russia

PSORIATIC ARTHRITIS AS A PSYCHOSOMATIC DISEASE

Психосоматические заболевания — группа болезненных состояний, для которых установлено взаимодействие психических и физиологических факторов. К таковым и относятся псориаз (Пс) и псориа-тическая артропатия (ПсА).

ПсА — хроническое воспалительное заболевание суставов, позвоночника и энтезисов из группы спон-дилоартритов, которое наблюдается у больных псориазом. ПсА выявляют у 6,25% — 42% больных псориазом. По данным популяционных исследований, в различных странах заболеваемость ПсА составляет 3-8/100 000, распространенность — 0,05 — 1,2%. ПсА может развиться в любом возрасте, мужчины и женщины болеют одинаково часто. Корреляция между тяжестью псориатического поражения кожи и артрита может отсутствовать, однако в когортных наблюдениях отмечена высокая частота случаев артрита у больных с распространенным псориазом.

Как ПсА, так и кожный Пс — гетерогенные и потенциально тяжелые заболевания, которые нуждаются в мультидисциплинарном подходе в терапии.

О.Л. Иванов и соавторы описывают следующие психические расстройства у больных с Пс — расстройства тревожно-депрессивного и аффективного характера различной выраженности; 1/4 больных испытывают лишь небольшой психологический дискомфорт; примерно 1/3 больных вообще не отмечают каких-либо психологических проблем.

ПсА также связан с высоким уровнем тревоги и депрессии, что приводит к снижению качества жизни, связанного со здоровьем. Пациенты с Пс и ПсА также имеют высокий уровень алекситимии, неспособности признать или обсудить чувства или эмоциональные состояния.

А.Б. Рахматов и Р.Г. Школьник изучали пациентов с Пс и выявили у них неврологические расстройства различной степени выраженности: раздражитель-

ность, мнительность, нарушения сна. Авторы указывают, что при стабилизации основного процесса (с ежегодными обострениями кожного процесса с вовлечением новых участков кожи) у больных, чаще, чем при другом течении (нерегулярные обострения, длительные ремиссии), встречаются ипохондрические и истерические состояния, а также усиление конфликтности.

Новицкая Н.Н. выявила, что у больных ПсА и Пс в 54,7% наблюдается алекситимия, а в 89% — склонность к тревоге и депрессии.

Алекситимия как термин впервые был описан в работах Сифнеоса в 1968 году, где он указывал трудности подбора слов для выражения своих чувств у пациентов. Алекситимия в буквальном смысле означает отсутствие слов для описания чувств.

У детей с псориазом особенно тяжелыми являются психические нарушения. Эти дети не уверены в себе, подвержены сменам настроения, имеют сложности в отношениях с родителями и при контактах с окружающими.

Таким образом, в основе возникновения и развития Пс и ПсА лежит явный психоэмоциональный компонент. Косметический дефект, хроническое течение, стойкий болевой синдром формируют в общей клинической картине псориаза выраженные психические расстройства, влияющие на качество жизни больного.

Знания врача о психологических особенностях и переживаниях пациентов, а также использование методов психотерапии и применение медикаментозной коррекции, а именно антидепрессантов или анксиолитиков, может повысить качество жизни у таких больных, помочь пациентам осознать ценность собственной личности, научить его принимать себя таким, как есть, со своим заболеванием и в итоге повысить эффективность лечения.

Архивъ внутренней медицины • Специальный выпуск • 2016

Ссылка на основную публикацию