Сахалинский форум родителей особых детей "НАШИ ДЕТИ" (ДетиСах)

Объявление


ЕСЛИ У ТЕБЯ ПРОБЛЕМЫ - ПРИХОДИ, МЫ ПОСТАРАЕМСЯ ПОМОЧЬ. ЕСЛИ У ТЕБЯ НЕТ ПРОБЛЕМ - ПРИХОДИ, ПОДЕЛИСЬ С НАМИ - КАК ТЫ СМОГ ЭТОГО ДОБИТЬСЯ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сахалинский форум родителей особых детей "НАШИ ДЕТИ" (ДетиСах) » Синдром Дауна » Люди с синдромом дауна от первого лица


Люди с синдромом дауна от первого лица

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Информацию буду брать с замечательного сайта Ольги - мамы мальчика Вани с синдромом Дауна. Она очень много времени посвятила тому, чтобы в интеренете по крупицам собирать всю информацию о СД. все можно увидеть здесь -  Солнечные дети.

Люди с СД от первого лица, страница в интернете - вот


Теги: Синдром Дауна, Люди с СД от первого лица, сайт о людах с синдромом Дауна

0

2

Ане Суза, 40 лет, художник
Ане Суза 40 лет, она живет со своим другом Полом (50 лет) в северном районе Лондона. Она художник по цветному стеклу и член правления ассоциации Даун-Синдром.

«Моей маме было 44 года, когда я родилась, у меня есть две старших сестры. Мама была актрисой, а папа – известным индийским художником. Они разошлись, когда мне было два года. Мама сама растила нас, это наверняка было нелегко.

В 1960-е годы о синдроме Дауна не так много говорили, нельзя было сделать амниоцентез. Мама со мной это не обсуждала, когда я росла, но потом она сказала мне, что, когда я родилась, врачи сказали, что я буду инвалидом в умственном и физическом плане всю оставшуюся жизнь, что я не смогу ничего сама делать. Но через несколько минут вошла медсестра и сказала: «Не слушайте их, миссис Суза. Ваша дочь доставит вам много радости». Это была правда. Мама всегда обнимала меня и говорила мне, что любит меня, я знаю, что она мною гордилась.

Когда мне было пять лет, меня отправили в специальную школу, но только на один семестр. Один раз учительница сделала мягкую игрушку – коричневого кролика – и сказала отвезти его домой, показать маме. Я его порвала, потому что мне было обидно, мне не дали возможности сделать поделку самой, как другим детям. Шло время, и мама поняла, что мне не помогали ничему научиться. Последней каплей стало то, что ей случайно удалось услышать, как один учитель спрашивал другого, что в их школе делает «монгол»?

Маме пришлось обратиться в суд, чтобы меня приняли в обычную школу, где я проучилась шесть лет. Теперь все по-другому, но тогда, если у вас синдром Дауна, вас отправляли в коррекционную школу, вне зависимости от ваших способностей, а родителям приходилось сражаться, если они были с этим не согласны. Новую школу я очень любила.

Когда мне было 11 лет, я пошла в ту же школу, что и мои сестры, Карен и Франческа, и впервые столкнулась с задирами. Старший мальчик сбил меня с ног на игровой площадке и очень больно наступил мне на пальцы, меня отвезли в больницу. В другой раз в меня стали плеваться, а кто-то вылил мне на голову горячий заварной крем. У меня вызывала отвращение реакция некоторых детей и даже некоторых учителей на то, что я была другой.

У меня было две подружки, Никола и Саманта, они всегда за меня заступались. Еще меня защищали мои сестры. Помню, один раз мальчик стал меня пинать. Я очень испугалась, а Карен закричала: «Перестань, или я тебя отпинаю!». Мальчик был в шоке и убежал.

Окружающие видели, что у меня синдром Дауна, по моим чертам. У меня миндалевидные глаза, маленький нос, плоские ступни и маленькие кисти рук. Наверное, мне было 17, - я посмотрела в зеркало и подумала: «Неужели это я?».

Но я не помню, чтобы я переживала из-за своей внешности, я считала себя довольно хорошенькой и знала, что я умная. Когда я прочла про американскую девочку, которую родители подвергли множеству операций, чтобы убрать внешние черты, присущие синдрому Дауна, я была в ужасе. Они думали, что она будет выглядеть «нормальной», но ребенка никто не спросил. Я никогда не пойду на пластическую операцию – мне нравится мое лицо. Мама учила меня быть независимой, она научила меня готовить и работать по дому. Она чувствовала, что мне важно давать свободу. Она так верила в меня, что я поверила в себя.

Я окончила школу в 18 лет, получила три сертификата и поступила в колледж, чтобы учиться на офис-менеджера. В 21 год мне дали работу в Ассоциации детей с синдромом Дауна, и я там проработала 13 лет. После этого я работала в Обществе Кэмден для умственно отсталых, потом в «Дорогу молодым», и мы провели первую общенациональную конференцию для людей с синдромом Дауна. Я встретила своего друга, Пола, на конференцию людей с затруднениями в обучении, когда мне был 21 год. Он на 10 лет меня старше, у него диабет. Это была любовь с первого взгляда. В тот вечер был ужин и танцы. Пол протянул ко мне руки, чтобы я с ним потанцевала. Это было так романтично. Потом он позвонил и пригласил меня в кафе.

С тех пор мы вместе. Когда мы встретились, Пол жил с бабушкой. Она имела старомодные взгляды, и ей не понравилось то, что у ее внука появилась девушка с синдромом Дауна. Поэтому Пол оставался со мной на выходные. Мы стали жить вместе в 1998 году. То, что у меня синдром Дауна, для Пола никогда не было важным. Он любит меня и восхищается моим позитивным настроем. Нам обоим нравится классическая музыка и книги о Гарри Потере. Мне с ним очень комфортно.

Далее смотри здесьАне Суза

0

3

Молитва миллениума
автор Джон Пол Гоуэр (John Paul Gower) 14 лет, с синдромом Дауна

перевод sunchildren.narod.ru

Благодарю тебя, Господь, за то, что сделал меня таким, какой я есть.
Мне все равно, что у меня синдром Дауна.
Спасибо за мою семью, которая любит и балует меня.
Спасибо, что помогаешь мне выигрывать у большинства людей в "Нинтендо"*, особенно у папы!
Спасибо за все те волнительные вещи, что я делаю, например, походы в кино,
в театры, на концерты, к башням Элтон и в Макдональдс.
В следующем тысячелетии, пожалуйста, помоги всем людям с ограниченными возможностями
быть такими же счастливыми, как я.

на английском языке смотри здесь Молитва миллениума

0

4

Джейсон Кингсли, 18 лет, молодой американец
(по возможности в переводе сохранены особенности индивидуального стиля автора)

«Когда я родился, акушер сказал, что я не могу учиться, никогда не увижу моих маму и папу и никогда ничему не научусь и отправить меня в приют. Что я думаю, это было неправильно.

Сегодня мы говорили о том, если я увижу своего акушера и поговорю с ним, вот что я ему скажу…

Я бы ему сказал: «Инвалиды МОГУТ учиться!»

Потом я бы рассказал акушеру, какой я умный. Например, изучаю новые языки, путешествую к другим иностранным нациям, посещаю подростковые группы и молодежные вечеринки, хожу на пробы, становлюсь самостоятельным, работаю… оператором-осветителем, актером, работником за сценой. Я бы говорил об истории, математике, английском языке, алгебре, бизнес-математике, обществознании. Что я забыл сказать акушеру, что я планирую получить академический диплом, когда сдам экзамены…

Я играл в фильме The Fall Guy, и даже я написал эту книгу! Он никогда не представлял, как я мог написать книгу! Я ему пошлю один экземпляр… чтобы он знал.

Я ему расскажу, что я умею играть на скрипке, что я устанавливаю отношения с другими людьми, я пишу картины маслом, я играю на пианино, я могу петь, я занимаюсь спортом, в театральном кружке, что у меня много друзей и полноценная жизнь.

Я хочу, чтобы акушер никогда больше так не говорил никому из родителей, иметь ребенка-инвалида. Если отправить ребенка-инвалида в приют, у ребенка не будет никаких возможностей расти и учиться… а также получить диплом. Ребенку не будет хватать взаимоотношений, любви и навыков для самостоятельной жизни. Дайте ребенку-инвалиду шанс вырасти полноценной жизнью. Пережить наполовину полный стакан вместо наполовину пустого стакана. И думать о своих способностях, не о своей недееспособности.

Я рад, что мы не послушали акушера… Мы пошлем [ему] экземпляр этой книги и скажем: «См. страницу 27». Интересно, что он скажет. Интересно, может, он к нам приедет, позвонит нам и что он скажет в ответ, и мы надеемся, что он скажет, что он ошибся. Его эмоциональное чувство… сожалеет, в депрессии, ошибался. Он больше не будет дискриминировать среди людей-инвалидов.

И потом [отныне] он будет более хорошим доктором.»   
взято отсюда: здесь

0

5

Айя Ивамото, 37 лет, Япония.

Меня зовут Aya Iwamoto, я японка.
Вот моя история.

Я родилась с синдромом Дауна в городе Кагошима, в Японии, в 1974 году. Мама и папа были счастливы. Но у меня развилась желтушка, и меня на две недели поместили в кювез. Когда нас выписывали из больницы, врач сказал маме, что у меня синдром Дауна. Мама говорит, что не помнит, как добралась домой, она была в шоке от такого известия.

У меня были сопутствующие пороки: порок сердца и стеноз, или сужение, привратника желудка. В результате, когда я болела простудой, у меня была рвота фонтаном, даже от материнского молока. Меня постоянно рвало, если я лежала, и маме приходилось спать сидя, опираясь о стену и держа меня на руках.

В детстве я ходила в католический детский сад Монтессори и получала удовольствие от комфортной, беззаботной атмосферы. Но, еще до того, как я пошла в школу, я часто присаживалась отдохнуть. Обследование в больнице Кагошимы показало, что у меня гипотериоз – это когда щитовидная железа вырабатывает слишком мало гормонов. В то время мое состояние стало более тяжелым, и мы переехали в Гайато, город с горячими источниками и приятными пригородами, чтобы отдохнуть от Кагошимы. Я ходила в обычную школу, сдала обычный вступительный экзамен в старшие классы и затем, три года спустя, окончила школу. Потом я поступила в женский университет Кагошимы, это была моя мечта, а теперь я и его окончила.

Я очень изменилась с тех пор, как приняла участие в качестве представителя от Японии в Третьей Азиатской конференции по синдрому Дауна, прошедшей в Окленде, в Новой Зеландии. Я рассказывала о своем опыте по-английски. Я очень волновалась, когда стояла на сцене во время международной конференции, но смогла закончить свою пятнадцатиминутную речь, несмотря на то, что в ее продолжение мне казалось, что я не могу дышать. Когда мне стали аплодировать стоя, я была очень счастлива. Я стала гораздо увереннее, и я никогда в жизни не забуду это чувство.

весь текст и фото Айи смотри здесь

0

6

Николай Долухонян
МАМЕ.
О смерти и наследстве
Не думай, не надо,
Кому меня в качестве наследства передать.

Я Богу молюсь за родную маму,
Пусть мама со мною живет.

Мама моя дорогая, любимая мама моя!
Никаких опекунов мне не надо,
Ты опекай меня.
С тревогой обо мне не думай,
Ничего не случится со мной.
Дай Бог тебе здоровья, мамочка,
Не тревожься обо мне.
Я никому чужим не нужен,
Лишь только одной тебе.

0

7

Маша Ланговая, 12 лет, Алтайсктий край, Россия - Чемпионка Спецолимпиады - 2011 в Афинах.

Информация взята здесь весь текст
                                                                                                                                                                                         --

Когда Маша родилась, прогнозы были грустные, мне предлагали от нее отказаться. Но для меня это было абсурдом! Нам повезло: проблемы с физическим здоровьем, характерные для синдрома Дауна, обошли Машку стороной. За исключением такого маленького пустячка, как лишняя хромосома, ребенок практически здоров.

…Маша начала заниматься плаванием с 5 лет в «Оби». Ее первый тренер Артем Наздрачев удивился Машиной способности двигаться в воде: она как рыбка, очень любит воду. Я даже не знаю, где ей лучше – на суше или в воде!

..."Изначально у меня не было мыслей о спорте, мы просто закаливались и учились плавать", - говорит мама Маши - Ольга Ланговая. "В какой-то момент занятия пришлось оставить: в «Оби» много хлорки, от которой у Маши страдала кожа, были проблемы с дыханием, началась аллергия. Мы стали просто ездить на речку, на море, и в отелях Маша начала участвовать в соревнованиях – так что соревновательный дух у нее с малолетства! Видя это, я озадачилась: ребенка надо отдавать на какие-то серьезные занятия. И тут как раз открылся «Магис-Спорт»! Мы решили возобновить занятия плаванием. В это же время я стала искать везде информацию о спортсменах с нашим диагнозом, - и не нашла прецедента нигде в мире! Зато нашла сайт Спецолимпиады и выяснила, что у этого движения есть представительство в Алтайском крае! Познакомилась с куратором, и она предложила нам попробовать пройти отбор на Всемирную Спецолимпиаду. Мы решились – и начали готовиться у Сергея Толкачева, тренера клуба «Магис-Спорт».
........................
И вот Маша стала атлетом основного состава сборной России на всемирных играх Спецолимпиады в Афинах. Она активно тренируется. Все происходит так, как у обычного спортсмена. Только, наверное, за одним исключением: если обычный атлет редко обнаруживает свои чувства во время занятий, то Маша просто светится от удовольствия. Она не просто работает, она получает от этого огромное удовольствие. И хочет победить! Вот что говорит о Маше ее тренер Сергей Толкачев:

- Сначала мне было очень трудно – не было опыта работы с не совсем здоровыми спортсменами, я не был у Маши авторитетом, как это бывает в случае с обычными людьми. И здесь не могла сработать обычная методика обучения, поэтому искал другие варианты, - все было похоже на тренинг на нестандартное мышление. Опытным путем подобрали эффективный вариант: я плавал вместе с Машей как бы на равных, а ее мама нас как бы тренировала.

…Надо сказать, у Маши с самого начала была потрясающая работоспособность, но только если есть какая-то мотивация. А если нет, она, как обычный ребенок, будет капризничать и играть, а не тренироваться. Ну а сейчас она стала взрослее, многое изменилось. Капризы еще бывают, но вместе мы уже не плаваем, теперь тренинг происходит при обычном формате, когда я у бортика. Теперь она точно воспринимает меня не просто как товарища по играм, но и как тренера. И сейчас Маша достаточно серьезно относится к своим тренировкам – она отлично понимает, что впереди ее ожидает важное дело – отстаивать честь страны!
.........................
…Маша – это первый человек, которого я начал тренировать в «Магис-Спорт». Ее мама – Ольга Ланговая, пришла в клуб с четкой целью – попасть на Спецолимпиаду. Сначала думал: вот ничего себе амбиции у людей! Но мне стало интересно. Начали заниматься, а через полгода они поехали на «Россию», - и, раз, - отобрались на Олимпиаду. И вот Спецолимпиада. Я никогда не видел соревнований подобного уровня, у меня не было тренерского опыта такого толка. Я ни разу ничего подобного не делал. Это как заниматься альпинизмом и первый раз идти на Эверест – ты же не знаешь, дойдешь ты или нет. Тем более Маша – человек особенный, она у нас дама непредсказуемая. Сегодня она может дистанцию за минуту проплыть, а завтра – за 37 секунд, сейчас она хочет плавать, а завтра она скажет, что устала, развернется и уйдет. И то, как она выступила – это реализация ее возможностей на данный момент на 100%. Она проплыла за 34 секунды, - а на тренировках 37 было, в лучшем случае. Я знал предварительные результаты пловцов - конкурентов, - они делали эту дистанцию за 30 секунд. Поэтому перед Афинами я настраивался не на медаль, а на участие, - думал, съездят, наберутся опыта… При этом я был спокоен, совесть была чиста: все что я знал и умел, я в Машу вложил, и повлиять на результат уже не могу.
...................

- В Афины приехали делегации из 170 стран, и одна из самых больших сборных была у России – 330 спортсменов. Вся Европа в 50% привезла спортсменов с синдромом Дауна, а у на очень мало, всего двое – Маша и еще одна спортсменка, взрослая уже. Давняя наша соперница, кстати. Маша была самой младшей. И, знаете, к нам с ней было какое-то отношение… Удивительное! Нас все знали, и все меня прикрывали, - в Олимпийской деревне могли жить только команды, но я как-то пробралась и жила рядом с Маней. Там на самом деле было очень строго: охрана, военные… Но это же я! Я вообще отлично влилась в этот коллектив. У нас в сборной царила потрясающая атмосфера, ни разу не увидела каких-то проблем: все дружно, сплоченно и по-доброму. И в принципе там все было потрясающе. Мы все говорили на одном языке и плотность любви и доброты там зашкаливала. Я ничего подобного в жизни не переживала и не видела. Такое единение людей, такая готовность помочь, прийти на помощь людям с проблемами, - это поражает и восхищает. Тренеры относятся к этим спортсменам, как к родным, даже более того. Настолько трепетно, преданно служат своему делу и этим детям… И это не опека была, нет, - любовь настоящая, любовь к таким людям!

…У Маши было три заплыва: вольным стилем, на спине и эстафетное плавание. Мы все ставки делали «на спину», но Маня пришла четвертая. На награждении ей повесили на шею вымпелочек только, и когда она поняла, что ей не дадут медаль, у нее такое недоумение на лице было… Она сначала жутко расстроилась, расплакалась и ревела полдня. Я так и вообще сутки рыдала. А потом Маня разозлилась и сказала: «Не хочу тряпочку, медаль хочу! Вот увидишь, - завтра у меня будет медаль. Я же ваша гордость! И ведь у тебя скоро день рождения, мама!». Я затаилась – на следующий день заплыв вольным стилем. И…

…И на следующий день Маня выиграла, на четверть бассейна обогнав соперниц. Маша показала результат, которого у нас и близко не было на тренировках. На табло горит «1 место», наши все на трибунах взревели, как носороги. А я застыла, онемела прямо: боялась поверить, что она первая, что это произошло. Боялась, что будет дисквалификация, - их очень много было на Олимпиаде, судейство было жестким, без скидок на возраст и состояние. Но некоторые дисквалификации были очень и очень спорные, - не обошлось без политики и давления со стороны кое-какой страны… И вот стою я, боюсь, наши меня теребят: «ты чего не радуешься, Маша первая!». А я боюсь. Но вот моя Маня стоит на 1 месте, я стою прямо напротив нее на трибуне. Ей надели медаль, а она мне ее показывает и кричит: «Мама, я же говорила! Вот медаль, она золотая!». Когда мы потом приехали в лагерь, я уже и забыла, что надо прятаться от охраны, и мы с Машкой ходили по лагерю, она в платье и с медалью, и все нас так искренне поздравляли, так радовались за нас! Все ее просто любили, как талисман!

0

8

Дарио, 19 лет, СД. Его письмо Лауре, матери двоих детей, которая беременна третьим ребенком и диагноз показал, что у него с СД

Здравствуй Лаура,

мне очень жаль, что в эти дни вы переживаете такие потрясения. Все это нелегко, но у этого есть своя логика: это обычные и совершенно нормальныме материнские страхи, страх за здоровье своего сына, который скоро родится, и это совершенно естественно.Как и то, что ваша семья так печальна в этот тяжелый период. Как будет абсолютно нормально и правильно родить вашего ребенка, пусть даже он имеет лишнюю хромосому 21. Потому что он очень важен для вашей семьи, и вы сможете стать отличной семьей для него.

Мне тоже страшно при мысли, что у вашего ребенка есть проблемы со здоровьем помимо синдрома Дауна. Но жизнь продолжается, и я думаю, лучше позволить ему родиться и преодолеть все проблемы со здоровьем. Вам кажется сейчас, что в вашей жизни случилась трагедия, и вам страшно, но лучше родить этого малыша и иметь возможность выразить свою любовь и радость в течении его жизни, даже если у него есть проблемы, чем прервать беременность и закопать свои эмоции. Конечно, для него будет очень важно чувствовать ваше спокойствия и терпения, видеть вашу любовь к нему, как к вашему ребенку.

Я буду очень рад, если малыш родится. Что я могу сделать для тебя еще? Ты прекрасная мама, но любому человеку, даже самой лучшей маме, иногда нужна помощь. И я хотел бы быть рядом с тобой в эти нелегкие моменты. Ты не одинока, потому что и вся моя семья сделает все возможное, чтобы быть рядом с тобой и поддержать тебя.
В эти мрачные дни, я хочу бороться за жизнь этого дорогого для вас человека, вашего сына, и я могу помочь тебе, рассказав, что я очень рад моей жизни и наслаждаюсь ей, несмотря на все мои трудности.

На прошлой неделе я один ездил в Рим на Европейские олимпийские игры Special Olympics, где я выиграл две золотые медали в плавании на эстафете и на 50 метрах брассом и занял 4 место в свободном стиле, я работаю помощником повара в пятизвездочном отель в моем городе, я езжу один на автобусе, у меня много друзей и самая лучшая девушка в мире. Я живу недалеко от Милана с моей семьей. А ты где живешь?
Еще я уверен, что ты никогда не останешься растить вашего сына одна, все твои близкие будут рядом с тобой и будут любить и заботиться о твоем ребенке.

Ты любишь свою семью, а они тебя, и они обязательно полюбят вашего нового сына и нового братика.

Я думаю, когда твой новый сын вырастет, он никогда не обвинит тебя в том, что ты его родила, но он будет рад своей возможности жить и радоваться жизни. Как и ты будешь рада, что он родился, и поможешь ему преодолеть трудности, хотя на это и потребуется много сил и мужества. Первое время все будет сложнее для него, чем для других, но ты поможешь ему своей любовью и постепенно он со всем справится.

Я считаю, что он должен родиться: это мое самое большое желание.

Спасибо, что ты пишешь, что я очень милый молодой человек и что мои родители и брат с сестрой могут гордиться таким сыном и братом, как я.
И твоя семья переживет этот нелегкий момент, и вы будете счастливой семьей с тремя сыновьями: я тебе желаю этого от всего сердца.
Я ответил тебе, как если бы был твоим сыном.
Нежно тебя обнимаю, и передевай приветы твоим детям и мужу,
Dario (19 anni SdD)
Дарио (19 лет, СД)

Текст взяла отсюда

0

9

Мария Нефедова, 44 года, помощник логопеда в фонде "Даунсайд Ап" и актриса Театра простодушных, отвечает на вопрос, что бы она сказала акушеру, который принимал роды у ее мамы.

     Акушер сказал моей маме, чтобы она отказалась от меня. Отвел в соседнюю палату и показал классического ребенка с синдромом Дауна, который ничего не может. Мама позвонила отцу, и он решил: "Если этот ребенок не будет нужен нам, то и государству тоже не будет нужен". Теперь я сказала бы акушеру, что горжусь своими родителями.

Акушер говорил, что я никогда не научусь читать. Чтобы научить меня, мама вывешивала огромный плакат с буквами, разговаривала со мной, пела. Она пела, когда я еще была в утробе. С ребенком надо проводить 24 часа в сутки.

Когда мы с мамой ходили во двор, родители здоровых детей говорили, что ребенок с синдромом не должен играть в их песочнице. И мы уходили гулять в лес. На одной из таких прогулок познакомились с логопедом, который научил меня говорить.

Врачи говорят, что когда родители уйдут, ребенок будет никому не нужен. В моем случае близкие друзья стали мне как родственники.

Я бы рассказала акушеру о себе. Я помощник логопеда в фонде "Даунсайд Ап". Играю в Театре простодушных. Мои роли: англичанка в "Повести о капитане Копейкине", а еще Смерть. И есть у меня еще одна роль в спектакле по Пушкину "Скупой рыцарь".

Еще я занимаюсь игрой на флейте и на ударных, люблю танцевать. Люблю гостей и ходить в гости. Хочу писать сценарий, в основном о себе. И о том, что такое любовь. Это чувство не выразить словами.

Я бы рассказала акушеру, что если бы мама послушалась его, то я бы сейчас не могла помогать логопеду, с которым мы вместе выпустили больше 20 детей.

Я бы сказала акушеру, что от нас нельзя отказываться. Мы светлые люди. Если, не дай Бог, будет угроза войны, наши дети встанут на границе, возьмутся за руки, и войны не будет. Вокруг них будет столько любви, что войны не будет.

Счастье заключается в том, что тебя любят и понимают. И жизнь надо прожить так, чтобы не было больно за бесцельно прожитые годы.

Я бы посоветовала акушеру взять время и обо всем подумать. А потом пойти в церковь и помолиться Николаю Угоднику и святому Пантелеймону.

Я пожелала бы этому врачу любви, милосердия, и чтобы он почаще обращался к Богу.

0

10

написал(а):

Мы светлые люди. Если, не дай Бог, будет угроза войны, наши дети встанут на границе, возьмутся за руки, и войны не будет. Вокруг них будет столько любви, что войны не будет.

Эта фраза меня порадовала.. Улыбаюсь  https://detisakh.ru/uploads/000f/41/28/628-1.gif

0


Вы здесь » Сахалинский форум родителей особых детей "НАШИ ДЕТИ" (ДетиСах) » Синдром Дауна » Люди с синдромом дауна от первого лица