Сахалинский форум родителей особых детей "НАШИ ДЕТИ"

Объявление


ЕСЛИ У ТЕБЯ ПРОБЛЕМЫ - ПРИХОДИ, МЫ ПОСТАРАЕМСЯ ПОМОЧЬ. ЕСЛИ У ТЕБЯ НЕТ ПРОБЛЕМ - ПРИХОДИ, ПОДЕЛИСЬ С НАМИ - КАК ТЫ СМОГ ЭТОГО ДОБИТЬСЯ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Инклюзивные школы

Сообщений 41 страница 60 из 63

41

Андрей написал(а):

У нас в стране почему то видят инклюзивное образование так - засунули ребенка с проблемами по здоровью в обычный класс и все...

Да-да, именно так и видят. А еще и коррекционную школу так же видят: спихнули неудобного ребенка в коррекционную школу и все - с глаз долой, проблема решена. В каком виде коррекционная шк№17 находится, говорит не буду, сами знаете. Все вопросы решаются одинаково.
А результат?  Одно разочарование у меня вызывает...

Отредактировано Vlada (19.04.12 11:47)

0

42

У нас в стране есть Институт проблем инклюзивного (интегративного) образования, оказывается. Вот их сайт. По-моему, я уже где-то ссылку эту выкладывала. Не могу найти где...  :confused:

Отредактировано Vlada (10.05.12 21:58)

0

43

:flag: Вот интересная статья, которую я взяла на сайте Милосердие.ру. Думаю, что эта информация заслуживает нашего внимания.  http://detisakh.ru/uploads/000f/41/28/641-2.gif

Инклюзивное образование: не строиться под «норму»
    Мир тысячелетиями строился под «норму», под серединку с руками-ногами-глазами-ушами, и если у кого-то не хватало хотя бы одного свойства (ушей ли, ног ли), он не годился для этого мира. Чья это вина? Того, у кого нет ног, или того, кто не учел безногость? Долго считали, что первого. Потом впали в крайность, стали считать, что это мир – неудачник. Сегодня мы должны сказать друг другу: нет вообще никакой вины.

               http://www.miloserdie.ru/pic/inkljuzivnoe-obrazovanie_1.jpg  
«Мой ребенок – идиот. Он не пишет и не говорит, никогда не сможет учиться в школе. Да, мы пробовали инклюзию, и учитель, и ученики не были против нас, но с явным УО и очень проблемным поведением, при чудесных детях и воспитателях, не потянули. И главное, что в такой инклюзии больше всего страдал сам мой особый ребенок…»

            Часто разговоры об особых детях, социализации их, специализированном образовании мы ведем в очень выдержанных выражениях. Мы как бы придаем всему этому «приличную», цивилизованную форму. Мы не называем диагнозов, не даем определений. Все предельно корректно. Но, по сути, за этой формой кроется наше желание оставаться в стороне от проблемы. Говорить, выбирая правильные выражения, - пожалуйста, но на этом все заканчивается. Трудно увидеть реальную нужду родителя ребенка-инвалида, трудно почувствовать его боль, понять сложности, с которыми он сталкивается каждый день, не став частью его жизни. Реплики на форумах, аналогичные приведенной выше, читать неприятно, они шокируют: «как это она так говорит о своем сыне – ужасно, цинично, без любви». Но наша позиция в данном случае – позиция фарисея. Сказать что-то «о ней» имеют право лишь те, кто сделал все, чтобы ее жизнь стала другой. Никто из нас на это не идет.

              Единственный доступный всем нам способ сделать жизнь семей с особыми детьми частью всего общества принять (не формально, а сердцем) идею инклюзии – включения любых детей в общую жизнь. И здесь нельзя ограничиваться плакатами на остановках – вот идут дети с рюкзаками в школу, а вот рядом с ними едет колясочник, все радуются, внизу подпись про «равные возможности». Родители инвалидов, отдавая в сад или, тем более школу, своего необычного ребенка задаются вопросами: «а потянет ли?», «а сможет выполнить?», «а будет соответствовать?» И здесь кроется самая большая ошибка, из-за которой идея инклюзии в таком виде обречена на провал. Потому что на самом деле инклюзивное образование - это постепенный, детальный и очень бережный процесс включения ребенка в общую образовательную среду, которая учитывает индивидуальные особенности и опирается на сильные стороны ребенка.

                 Смысл школы (для любых детей) – не просто добиться освоения материала, а научить существовать в обществе людей с разными способностями. Потому что если бы смысл был только в освоении программы, то не то что особым, а и половине обычных детей было бы лучше сидеть дома и учиться по интернету. Но правильная школа, в которой инклюзивный подход к образованию не спущен сверху, а является частью ее школьной установки без всяких государственных предписаний, учит детей общаться, слушать одноклассников, правильно выражать чувства, доверять другим людям, кроме мамы и папы, делать что-то по очереди, сидеть на месте в автобусе и т.д. Все эти навыки гораздо легче привить в обществе, потому что вне общества они и не нужны.

              Иногда родители детей с особенностями развития говорят о том, что их ребенок не потянет обучение в обычном классе, потому что «не каждый ребенок может быть включен в инклюзивное образование». Приведем мнение Екатерины Мень, мамы ребенка-аутиста и координатора «Центра проблем аутизма»: «Нельзя быть “включенным в инклюзивное образование”. Инклюзия – это и есть включение. Ей плевать на диагноз и на абстрактную норму, на которую вы так маниакально ссылаетесь. При инклюзивном образовании ребенок включается ровно настолько, насколько он может. И его возможность постепенно и аккуратно повышается. В том числе, и за счет того, что он учится быть рядом с обычными детьми, а они учатся жить вместе с ним. И кому от этого больше пользы - это открытый вопрос. Большинство американских родителей, например, убеждено, что их дети получают от такого соседства намного больше.
То что, у нас называют “инклюзивным образованием” - никакого отношения к инклюзии не имеет.

                 В США считаются резистентными к коррекции 8% аутистов, а 92% аутистов являются излечимыми и повышающими свое функционирование до разной степени дееспособности (либо полной, либо частичной).

                  А вот в России, все ровно наоборот - до 10% аутистов в числе везунчиков, а 90% - человеческий интернатный мусор.

                 Не удивляет вас такой расклад? Не кажется вам абсурдным, противоестественным то, что с одним и тем же диагнозом дети имеют столь радикально разные судьбы? Не кажется вам поразительным то, что каждый вывезенный отсюда необучаемый аутист, попадая в систему коррекции и образования в Штатах, становится немедленно обучаемым, вербальным (на английском) и даже творческим?

                 Итак, в чем дело? Инклюзивное образование - это “не все в одной яме”, это перекроенное и перешитое педагогическое сознание. Сознание, которое даже мысли не допускает, что причина неуспешности педагогической практики может быть в ребенке. И это сознание таково не потому, что они все там дико гуманные, а потому, что такой профессиональный стандарт - если ты его не придерживаешься, ты лишишься лицензии, и прощай престижная (!) работа. Это первое. А второе, у нас могут исключить из садика или школы, если особый ребенок не соответствует, не тянет, не может, а там – нет. При настоящей инклюзии некуда исключать. При инклюзии собираются вместе все педагоги, призывается супервизор, а если случай совсем уж сложный, то вызывается профессор - и все сидят и решают, не как исключить, а что мы делаем не так, дорогие господа-ученые-взрослые-педагоги, в каком месте мы лажаем, что вот этот мальчик никак еще не адаптировался. Вот что такое инклюзия. А весь этот цирк - у нас тут рядом со здоровыми детками один прибабахнутый шатается, - это не инклюзия.

0

44

продолжение...

Летом этого года Фонд общественного мнения (ФОМ) провел опрос среди россиян, касающийся инклюзивного образования.
В опросе приняли участие 1500 респондентов из 43 субъектов Российской Федерации. По данным исследования:

45% россиян одобряют идею обучения детей-инвалидов в обычной школе

против инклюзивного образования выступают 35%

19% граждан не определились в этом вопросе

При этом 52%, то есть большинство опрошенных не считают, что обучение детей-инвалидов в обычных школах приведет к ухудшению качества образования

26% респондентов считают, что совместное обучение детей-инвалидов и обычных детей приведет к ухудшению качества образования,

22% россиян затруднились дать свою оценку.

                То же количество отвечавших, что считает, что уровень образования от присутствия в школах детей с особыми возможностями не пострадает(52%), считают что детям-инвалидам будет плохо и некомфортно учиться в обычной школе, 30% россиян считают, что напротив им будет комфортно, 18% затруднились ответить. При этом 39% респондентов уверены, что обычным детям будет плохо учиться вместе с инвалидами, 36% придерживаются противоположного мнения, 25% затруднились дать ответ.

              По мнению 36% из тех 45% опрошенных россиян, которые выступили за инклюзивное образование, финансировать техническое переоборудование школ с учетом потребностей детей-инвалидов должно государство в лице министерства образования. Никто из родителей как обычных, так и детей с особенностями здоровья, не считает, что школы должны быть переоборудованы за родительские деньги. 3% считают, что переоборудование должны оплатить благотворительные фонды должны, 4% назвали другие организации, 2% затруднились ответить.

                Анализируя эти цифры, можно сказать, что более половины наших граждан не против совместного обучения обычных и необычных детей, и хотя также более половины опрошенных считают, что детям-инвалидам будет некомфортно в обычной школе, а около 40% говорят, что плохо будет здоровым одноклассникам, эти цифры все равно обнадеживают. При правильном подходе к организации школьного пространства, к обучению детей в таких классах высококлассными профессионалами, идея инклюзивного образования будет увеличивать число своих сторонников. В конце концов, Западные страны, к опыту которых мы обращаемся, говоря об инклюзивном образовании, также прошли долгий путь.

0

45

продолжение...

ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА ЗАПАДЕ

                Самыми социально развитыми среди европейских стран директор ФГНУ «Институт коррекционной педагогики» профессор Николай Малофеев называет скандинавские страны: «В Дании с 1950-х годов все студенты, получающие педагогическую профессию, в обязательном порядке проходили краткое ознакомление с проблемами обучения детей с особыми образовательными потребностями. Учителя заранее знали, что делать, если в классе оказывался “нестандартный” ученик, как помочь ему, как разговаривать с его родителями, к какому специалисту порекомендовать им обратиться». В других европейских странах политика интегрированного обучения инвалидов началась в конце 1970-х, в 1980-е годы. По свидетельству Николая Малофеева, «широкому внедрению инклюзивного образования предшествовала длительная и кропотливая работа, создавалась инфраструктура, готовились кадры. На протяжении вот уже 30 лет СМИ и киноиндустрия целенаправленно формируют толерантное отношение со стороны населения к инвалидам – детям и взрослым».

              В Италии в 1977 году были приняты первые нормативные акты, регулирующие инклюзивное образование: максимальное количество детей в классе – 20 человек, детей-инвалидов от общего количества – 2 учащихся, классы, которые до этого были специализированными для инвалидов, упразднялись, а педагоги-дефектологи, работавшие в таких классах, отныне объединялись с обычными учителями, оба педагога взаимодействовали со всеми детьми в классе. Все специализированные учреждения были разом закрыты во всей стране, дети-инвалиды были включены в жизнь общества, но по оценкам экспертов, качество их образования пострадало. В 1992 году был принят новый закон, по которым во главу угла ставилась не только социализация, но и образование особых детей. К 2005 году более 90% итальянских детей-инвалидов обучались в обычных школах.

В Великобритании инклюзивное образование стало частью национальной образовательной программы в 1978 году. Именно тогда было введено словосочетание «специальные образовательные потребности», это не было равно понятию «инвалидность», и было признано на государственном уровне, что эти «потребности» могут осуществляться в большинстве случаев на базе общеобразовательной школы. В 1981 году был принят закон об образовании лиц с особыми образовательными потребностями и с инвалидностью.

              Если раньше, в зависимости от заболевания ребенка, он направлялся в одну из специализированных школ в зависимости от одного из 11 видов «нарушения», то теперь специальные образовательные потребности определялись не потому, какое заболевание было у ребенка. Группа специалистов, – педагоги, психологи, социальные работники – изучали внешние условия жизни ребенка, его окружение. Этот закон в области образования законодательно закрепил в Британии переход от «медицинской» модели понимания инвалидности к социальной модели.

                 В 1994 году были созданы специальные независимые суды (Special Educational Needs Tribunal – SEN Tribunal) для рассмотрения конфликтных вопросов между родителями и местными управлениями образования по процедуре определения и содержанию специальных образовательных потребностей или при несогласии с выбором места обучения ребенка той или иной стороной. Год спустя был принят Акт против дискриминации по признаку инвалидности.

(,,,,,,)

               Но не стоит думать, что инклюзивное образование – это заслуга исключительно западной цивилизации. Среди стран, появившихся после распада Советского Союза, лидером инклюзивного образования стала Армения. По словам специалистов здесь разработаны уникальные программы интеграции детей-инвалидов в школы. Примером успешной инклюзии служит и Азербайджан. Но еще более удивительное внедрение идей совместного обучения детей с ограниченными возможностями здоровья и обычных происходит на Украине, вернее, в Крыму. Но этому будет посвящена следующая отдельная статья.

(Продолжение следует)

Вся статья здесь.

Отредактировано Vlada (06.10.12 21:39)

+1

46

Инклюзив,инклюзив , а детей обучающихся по 8 виду при обычной школе вывели с  этого  года и обязали взять к себе коррекционную школу, которая мягко говоря переполнена.

0

47

Инна написал(а):

а детей обучающихся по 8 виду при обычной школе вывели с  этого  года и обязали взять к себе коррекционную школу, которая мягко говоря переполнена.

В "Центре помощи семье и детям", который на Пограничной-5, так откомментировали эту ситуацию мне при личной беседе. Дело в том, что основным все же является Закон об Образовании. Т.е., никакая школа не имеет права отказать в обучении Вашему ребенку. Все остальные документы носят характер "под законных актов". Согласно этому, школа, которая берет на обучение "особого ребенка" обязана предоставит ему "особые условия" и пройти  для этого необходимое лицензирование, чтобы подтвердить, что могут обеспечить эти самые условия. Т.е. Лицензирование школы в этом вопросе по "особым детям" - это способ контроля условий для этих детей.
Это то, как я поняла...
Отказать в обучении не имеют права, знать как создать "особые условия" - обязаны...  http://detisakh.ru/uploads/000f/41/28/628-4.gif

0

48

запоздалая, но информативная новость...

Медведев проведет совещание о доступности образования для инвалидов.
РИА Новости22 НОЯБРЯ, 00:24

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в четверг посетит Московский Гуманитарно-экономический институт (МГГЭИ), где проведет совещание, на котором будут обсуждены вопросы обеспечения доступности профессионального образования для лиц с ограниченными возможностями и меры по трудоустройству инвалидов, сообщила пресс-служба правительства.

Председатель правительства также встретится со студентами старших курсов и выпускниками МГГЭИ.

В совещании примут участие министр образования и науки Дмитрий Ливанов, министр труда и социальной защиты Максим Топилин, председатель Всероссийского общества инвалидов, депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Александр Ломакин-Румянцев, представители федеральных и региональных министерств и ведомств, руководители образовательных учреждений.

МГГЭИ создан 11 октября 1990 года, этот вуз осуществляет обучение студентов с нарушением опорно-двигательной системы по принципам инклюзивного образования. В институте ведется обучение специалистов и бакалавров по 14 специальностям и направлениям.

В настоящее время в институте обучаются 980 человек, из них 482 студента-инвалида по очной форме, 110 студентов-инвалидов — по заочной. Профессорско-преподавательский состав включает 101 человека, в том числе 17 докторов наук, 63 кандидата наук.

В РФ насчитывается 13 миллионов инвалидов, в том числе старше 18 лет — 12,42 миллиона человек, из них трудоспособного возраста — 3,39 миллиона человек.

Численность работающих инвалидов, в том числе в возрасте, превышающем возраст выхода на пенсию, начиная с 2006 года увеличилась с 1,8 миллиона до 2,3 миллиона человек и на начало 2012 года составила 19% от общей численности инвалидов старше 18 лет. Уровень занятости инвалидов трудоспособного возраста составляет 20,3%.

0

49

Андрей написал(а):

У нас в стране почему то видят инклюзивное образование так - засунули ребенка с проблемами по здоровью в обычный класс и все... Вот именно по этому я и против инклюзивного образования.

Лучше засунуть в обычный класс для здоровых Чем говорить: "Вашему ребенку дома надо сидеть"... У нас с мамой так и было, ее никто из чиновников не подерживал в решении водить меня в школу для обычных детей...

0

50

Lady_Ольга написал(а):

ее никто из чиновников не подерживал в решении водить меня в школу для обычных детей...

Ольга это проблемы чиновников. Они обязаны были взять вас в обычную школу, более того должны были создать для вас необходимые условия (по закону). Естественно им это делать не хотелось, вот и противились они... Инклюзия на сегодняшний день это модно. Чиновники сейчас преподносят это как панацею, хотя я думаю мало кто из них реально представляет как это должно быть. ИМХО.

0

51

Андрей написал(а):

Ольга это проблемы чиновников. Они обязаны были взять вас в обычную школу, более того должны были создать для вас необходимые условия (по закону). Естественно им это делать не хотелось, вот и противились они... Инклюзия на сегодняшний день это модно. Чиновники сейчас преподносят это как панацею, хотя я думаю мало кто из них реально представляет как это должно быть. ИМХО.

Андрей, почитайте мой пост в теме инвалиды - среда необитания, наверно всплакнете, пандусы в СОШ №1 тоже мама выбила у депутатов с чиновниками.

0

52

Lady_Ольга, я читал-))). Проблема в том , что действительно все приходится выбивать... про пандусы вообще разговор особый, даже если он есть подняться по многим из них нереально (у меня есть опыт передвижения на коляске, пол года). Если пандус нормальный, это также не говорит о том что вы попадете, туда куда вам нужно (пороги, ширина дверей...)

0

53

Андрей написал(а):

Чиновники сейчас преподносят это как панацею, хотя я думаю мало кто из них реально представляет как это должно быть.

ДА, Андрей,  я так же думаю об этом... разговоров много, а реально все только-только начинается и проблем больше, чем решений...:(

0

54

Инклюзия хорошо, а спецшкола – лучше
Создание стандарта обучения для детей-инвалидов – вопрос жизненной необходимостиhttp://www.ng.ru/upload/iblock/45c/216-8-1.jpg

Инклюзия – это организация образования для групп с «особыми потребностями». Это и дети из неблагополучных семей, и «дети улицы», и дети, не владеющие языком, на котором идет обучение, и дети-инвалиды. Инклюзивное образование. Модный тренд или реальное решение для включения в жизнь детей «с особыми потребностями»? Об этом директор Института коррекционной педагогики РАО, профессор, доктор педагогических наук, академик РАО Николай МАЛОФЕЕВ беседует с журналистом Анатолием ЧУРГЕЛЕМ.
– Николай Николаевич, давайте более подробно поговорим именно о последней категории – дети-инвалиды. И здесь мне хотелось бы спросить о том, почему в качестве примера мы почти всегда слышим названия Скандинавских стран?
– Норвегия, Швеция, Исландия и Дания счастливо выпали и из двух мировых войн, и не так тяжело, как остальная Европа, пережили предвоенный и послевоенный кризисы. И, начав путь по организации специального обучения одновременно со всеми европейскими странами, как-то «нечаянно» ушли дальше. Уже к 1970-м они сумели организовать такую медицинскую помощь и социальную поддержку, так подготовили учителя общеобразовательного учреждения, что специальная школа, которую они начали делать вместе со всеми, перестала быть им нужна.
Я всегда привожу эту дату: Дания первой приняла прообраз закона о специальном образовании – «Акт об обучении глухонемых». Он датирован 1817 годом! И дальше их нормативно-правовая база развивалась и совершенствовалась. У нас же закона о специальном образовании никогда не было. Всерьез об этих детях заговорили только в Законе об образовании, принятом в декабре минувшего года. Там сказано, что такое инклюзивное образование, кто эти дети, чему, как и где они могут и должны учиться, какие гарантии дает государство. То есть фактически это – первый закон, который регулирует права и обязанности участников процесса.
– Значит, понятие инклюзии в разных странах обусловлено не только состоянием экономики и науки?
– Оно связано и с ментальностью населения, и с традицией, и с осознанием ценности образования. У россиянина, немца, испанца и англичанина представление о том, нужно ли образование, в каких объемах и как оно должно быть организовано, разное. Поэтому когда наши «великие», выученные в Чикаго специалисты говорят, что образование – это социальный лифт, мне кажется, что социальный лифт у нас по-прежнему – телефонная трубка.
Повторюсь еще раз: традиция, ментальность, ведущая религия. Например, у мусульман, иудеев, буддистов и христиан разное представление о том, кто такой инвалид. Даже в лоне христианской Церкви получился абсолютно несопоставимый продукт. Католики, православные и протестанты по-разному понимают цели образования, в том числе специального. Невозможно копировать эти модели.
Меньше года назад увидела свет замечательная книжка Александра Асмолова, бывшего в те годы замминистра образования: «Оптика просвещения: социокультурные перспективы». В ней он рассказывает и об этом уникальном периоде. Асмолов, кстати, как раз – «отец» многих прекрасных проектов, в том числе для специальной школы. Но далеко не все мечты сбываются.
Среди наших коллег были и те, кто понял свободу как право на любые образовательные инновации. И, даже не зная об уровне советской специальной школы, но увидев качество жизни детей-инвалидов на Западе, они кинулись расхватывать чужие идеи, как яркие вещи на распродаже. И каждый повез модель той страны, куда ездил.
Я и сам не то чтобы переболел этой болезнью, но с большим интересом посещал антропософские деревни для инвалидов, умственно отсталых, для психиатрических больных и был абсолютно восхищен тем, что видел. Но когда мне предложили организовать такую деревню в России, я сказал, что никогда этим заниматься не буду. Абсолютно нежизнеспособная модель для России.
– Введение специального обучения связано со всеобучем. Раз надо учить всех, то и инвалидов. Но для достижения результатов здесь требуются несопоставимо большие затраты…
– Действительно, здесь вновь встает вопрос о дороговизне специального образования. То есть чем больше детей-инвалидов выявляется, тем от заказчика-государства требуется больше денег. И это совпадает с кардинальными изменениями на рынке труда. Рабочих мест для выпускников специальных школ становится все меньше, а число нуждающихся в специальном образовании, как показывает статистика, растет. Как и стоимость обучения.
Но в это время раскрывается «правовой зонтик», что все равны и, может быть, не нужна специальная школа. Это – «зонтик» инклюзии. И рождается некая иллюзия: ребенок, которого вчера все называли «не таким» и говорили, что он должен ходить в другое заведение, теперь со всеми.
– И каковы ваши прогнозы?
– Пока все наши научные прогнозы оправдались, и я считаю последним достижением нашего института, что в законе об образовании есть не только: «Инклюзивное образование – обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся» – чего и хотели сторонники инклюзии. Но дальше – уже наши идеи: «с учетом разнообразия, особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей».
Мы не против инклюзии, весь вопрос в том, чтобы в том учреждении, куда приводят ребенка, он получил максимальное для него развитие. Если получит – хорошая школа, хорошая форма обучения. А если нет? Мы о какой инклюзии говорим? Мы эту датскую инклюзию берем вместе с их экономикой, с датским гражданским обществом? «Вы можете отвести своего ребенка в общую школу». Могу, а как его там примут сверстники, их родители, учителя? «Мы их подготовим». Но вы сначала подготовьте, а потом я его приведу.
– А как же заявления о меньшей наполняемости классов и о наличии тьюторов – индивидуальных наставников?
– На рубеже 2011/12 учебного года был введен закон о подушевом финансировании, и каждый организатор образования заинтересован увеличить наполняемость. А с тьюторами – просто туман с огромным количеством нерешенных проблем. Кроме того, с 1 сентября 2011 учебного года мы уже перешли на единый федеральный общеобразовательный стандарт. И если ребенок, который в специальной школе, в «злобных руках» специалиста-дефектолога, не мог овладеть программой, вдруг попадает в общеобразовательную школу, то там учитель-непрофессионал обязан дать ему «единый стандарт»? Так это – на Нобелевскую премию.
Поэтому для меня как для человека и как для специалиста сохранение специальной школы – вопрос жизненной необходимости. Да, это – резервация, но и в СССР, и в дореволюционной России она создавалась как закрытое учебное заведение, где можно лучше накормить, выучить, одеть. Да, не всех. Если мы сейчас все это рушим, потому что завтра здесь будет город-сад... Что разрушим – верю, что будет город-сад – сомневаюсь. Давайте его растить, и по мере того, как он окрепнет, разрушим все эти специальные школы. Но не начинать с разрушения!
– Согласен, но как же все-таки экономика с ее потребностями в кадрах? Страна стареет, расходы увеличиваются. Может, есть перспективы для инклюзии?
– Мы – за инклюзию. Но это не только устранение психологических и физических барьеров, которые – как тротуарная плитка для незрячих. Я когда увидел плитку в Японии лет 20 назад, восхитился. А у нас в институте есть незрячие сотрудники – очень толковые и современные ребята. И вот они мне говорят: «Если я пойду по «этим», как они лежат, то выйду, как на снайперский прицел – точно под ...» Потому что люди, которые «ложили», даже не думали о незрячих. Физические барьеры, к счастью, устраняются, но самый главный барьер сегодня – отсутствие стандарта для детей-инвалидов и квалификация педагогов.
А также инфантильное представление родителей, что важен «документ общего образца». Получил. Дальше что? Рабочее место есть? Нет. Вы верите, что будете жить вечно? Сможет он жить самостоятельно? Если нет – грош цена всему, что он получил. Благодаря образованию он должен быть автономным, самостоятельным.
Поэтому мы за инклюзию, но разумную, взвешенную, поступательную, хотя завтра этой инклюзии не будет. Потому что сегодня в экономически развитых странах (я не говорю про Скандинавию – это не наш случай) и даже в Канаде, которая преуспела в инклюзии, уже есть контрдвижение родителей. Они говорят: «Да, право ходить туда мы получили, но там наши дети не получают достойного образования, которое они могли бы получить!»
А в целом для меня непринципиально, где обучают ребенка. Важен результат, важно, чтобы ребенок получал те знания и практические умения, которые понадобятся ему во взрослой жизни.

взято отсюда - ЧИТАЙ!

Отредактировано Vlada (26.12.13 10:14)

0

55

М-да... соглашусь, что, возможно, в коррекционной школе моему ребенку и дадут больше знаний, но принесет ли ей это больше возможностей?  Если бы в коррекционной школе ее научили хорошо шить, петь, танцевать, плавать, ухаживать за растениями,так, чтобы они росли... Ну тода другой вопрос... а так, что в коррекционке, что в общей школе - борьба за УМ!  В случае с синдромом Дауна, эта борьба заведомо проиграна!

0

56

вот еще  одно мнение... оно ценное тем,что исходит из личной практики обучения инклюзии педагогов...
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

По словам директора Института проблем инклюзивного образования МГППУ, кандидата психологических наук Светланы Алехиной, в области инклюзивного образования Россия отстает от остального мира на 30—40 лет.

«До 1 сентября 2013 года (дата вступления в силу нового закона "Об образовании". — РП) инклюзивное образование находилось в процессе обсуждения, и лишь единицы из российских школ пробовали включать детей с ограниченными возможностями в обычные классы.

Сейчас 53—55% таких детей учатся в обычных школах, это общероссийский показатель», — отметила она и напомнила, что в 2012 году Россия ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов.

По мнению Алехиной, проблема инклюзии является настолько серьезным вызовом для системы образования, что все решения в этой области являются политическими. И образование пока не готово на этот вызов ответить. «К 2016 году требуется, чтобы только 20% учреждений достигли высокого уровня инклюзивного образования, создали инклюзивные образовательные пространства, среду и так далее», — отметила она.

«Традиция заключается в том, что мы видим проблему в ребенке и адаптируем его к условиям российского образования, сегментируем детей по типу нарушений здоровья и адаптируем. И дети находятся в обществе себе подобных, потому что проще создать им специализированные условия в отдельном учреждении, чем во всей системе образования», — рассказала Алехина.

Коллега и сын Евгения Блюма Леонид Блюм обратил внимание на то, что говорить об инклюзивном образовании вне контекста социальной среды в целом бессмысленно: «Посмотрите на обычную девятиэтажку: инвалид там застрянет».

По мнению Блюма-сына, главный положительный эффект инклюзивного образования — в том, как оно влияет на обычных, здоровых детей.

«Дети с раннего возраста учатся воспринимать других такими же, как они сами, но с особенностями. В этом заключается принципиальный прорыв», — убежден врач. Кроме того, у родителей детей-инвалидов появляется право выбора.

«Одна семья отдаст ребенка в интернат для слабовидящих детей на 5 дней в неделю, а другая отдаст ребенка в инклюзивный класс. Все родители разные», — поддержала его Алехина.

По мнению Блюма-сына, сейчас дети с ограниченными возможностями находятся в России в своеобразной резервации. «Люди боятся слова "ДЦП" как тотемного знака — такой пещерный уровень.

Резервация сохранится и будет разрушительно влиять на общество, пока мы не преодолеем это тотемное мышление», — уверен врач.

«Инвалид выполняет сверхважную роль оздоровления общества. Иначе мы скатываемся к спартанскому подходу», — предупредил Блюм-сын, имея в виду, очевидно, упоминавшийся у Плутарха спартанский обычай сбрасывать «слабых и уродливых» младенцев в ущелье.
________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

весь текст  можно прочитать здесь -http://dislife.ru/articles/view/27987

Отредактировано Vlada (26.12.13 10:48)

0

57

АЛЕХИНА СВЕТЛАНА ВЛАДИМИРОВНА
http://www.inclusive-edu.ru/content/Image/peoples/alekhina-1.jpg

Кандидат психологических наук, Почетный работник общего образования РФ, Почетный профессор НГПУ, руководитель секции УМО по направлению "Психолого-педагогическое образование", член Учёного совета Московского городского психолого-педагогического университета.

Имеет 30 опубликованных работ
Докторант МГППУ
Замужем, имеет двух взрослых детей.
БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ ЗДЕСЬ - http://www.inclusive-edu.ru/peoples/1/26/

0

58

А вот не соглашусь Влада, как раз в коррекционной школе их учат шить, ухаживать за цветами, собираются теплицу ставить, одна из профессий - уборщик помещений.Кто более готов, становятся штукатурами-малярами. Как раз директор мыслит в направлении профессии конкурентноспособных на рынке труда. В общих школах точно таких навыков не получишь. Я с первой статьей  согласна, существуют школы например 5 вида, интеллектуально  дети сохранны, а речь, чтение и т.д. страдают, там все направлено на выравнивание речи и навыков, за 11 лет навыки говорить правильно, писать правильно и читать становятся умением.

0

59

Vlada написал(а):

А в целом для меня непринципиально, где обучают ребенка. Важен результат, важно, чтобы ребенок получал те знания и практические умения, которые понадобятся ему во взрослой жизни.

Я тоже соглашусь с первой статьей, спецшколы нельзя убирать

0

60

Алёна написал(а):

Я тоже соглашусь с первой статьей, спецшколы нельзя убирать

Алена, да их никто убирать и не собирается вообще... Их нельзя убирать, их тоже надо поднимать на новый уровень. не помню, писала ли я здесь или нет, как одна мамочка мальчика с СД из германии радовалась, что ее сын ходить в Коррекционную школу, где у них и мастерские и иппотерапия (лошадки) при школе и бассейн. да в такую школу, я уверена и обычные бы хотели ходить  :crazyfun:
А у нас... пардон...

Инна написал(а):

одна из профессий - уборщик помещений.Кто более готов, становятся штукатурами-малярами.

да, конечно, возможно для кого-то это и будет как глоток воздуха -  возможность стать уборщиком помещения, я сейчас серьезно, Инна... Но как же быть в других случаях? Что там девочки шьют? куда потом это применить: результаты их труда?
наша школа №17 очень хорошая.. очень... вообще ничего конкретно против школы не имею... они берут максимум из того, из чего вообще можно взять... и из того, что им дали...

0